Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Меню
Все разделы
Старая версия сайта

Школа для каждого. Школа для всех

«Инклюзия — это не история про инвалидов. Это история про всех нас»

С. В. Алехина

«В нашем регионе 446 700 обучающихся. Из них 21 400 — это дети с ОВЗ». С обнародования этого факта начал свою работу 19 мая Всероссийский психолого-педагогический форум «Доступное образование — доступная страна». Это те самые дети, в интересах которых с 1 сентября 2016 г. повсеместно вводится ФГОС начального общего образования детей с ограниченными возможностями здоровья.

Итак, около пяти процентов детей и подростков в Свердловской области имеют особые образовательные потребности (именно этот термин точнее, чем «ограниченные возможности здоровья», отражает суть и смысл инклюзии). Много это или мало — вопрос в данном случае не самый принципиальный. Главное, что они есть, и школа идет им навстречу.

Полной ясности в этой ситуации нет ни у кого. Нервничают педагоги массовой школы. В рамках конференций и семинаров на стажировочных площадках по апробации ФГОС ОВЗ многие из них впервые видят детей с нарушениями слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата, интеллектуального развития, и честно признаются, что с такими детьми работать не готовы. Это не говоря об адаптированных основных общеобразовательных программах (АООП) и о специальных индивидуальных программах развития (СИПР), которые педагогу без дефектологической подготовки разработать очень трудно, а дефектологами массовая школа не укомплектована. Нервничают родители обычных детей — они опасаются, что простая небогатая районная школа не найдет предписанных законом ресурсов для обучения «особых детей», и эти ресурсы придется выкраивать за счет всего остального класса. Беспокоятся родители детей с ОВЗ — идея инклюзии большинству из них нравится, но они понимают, что воплощение ее на практике будет пока далеко от идеала, и для ребенка опыт взаимодействия с обычными одноклассниками может оказаться травмирующим. Даже опытные, лучше всех владеющие ситуацией педагоги-дефектологи (особенно из, говоря по-старому, специальных коррекционных школ — теперь они называются школами, реализующими адаптированные образовательные программы) высказывают справедливые опасения. Они знакомы с «инклюзией наоборот», и у каждого есть в практике случаи приема и долгой педагогической, психологической реабилитации ребенка с особенностями развития, который не смог учиться в обычной школе.

Чем же помог форум педагогам, психологам, социальным работникам, тренерам? Судить об этом позволит наш репортаж с мест событий. Во множественном числе ¬— потому что таких мест было много. В соответствии с программой в первый день форума, помимо пленарного заседания, прошла пресс-конференция, работали три секции, состоялась актовая лекция Светланы Алехиной и были показаны две презентации: программно-аппаратного комплекса «Пеликан» (представил Станислав Макогон из Санкт-Петербурга) и PR-проекта «Мы вместе» (представила Ирина Шаманаева). Второй день прошел на четырех партнерских площадках, где участники смогли познакомиться с инклюзией на практике.

Участники и гости

На Всероссийский психолого-педагогический форум «Доступное образование — доступная страна», который прошел в УрГПУ и на партнерских площадках 19-20 мая, собралось около 200 педагогов, психологов, руководителей образовательных организаций. Помимо Екатеринбурга и Свердловской области представлены были и другие регионы России.

Почетным гостем и активным участником форума стала Светлана Алехина, проректор по инклюзивному образованию Московского государственного психолого-педагогического университета, доктор психологических наук, профессор. Это не просто ученый и практик, чьи исследования известны всем участникам инклюзивного образования России. Светлана Владимировна стояла у истоков развития инклюзивного образования в России, сначала на уровне идеи, потом на стадии научной проработки и конкретного, практического ее воплощения.

Другим «гвоздем программы» был легендарный спортсмен, двукратный олимпийский чемпион и двукратный чемпион мира по биатлону, ныне депутат Законодательного собрания Свердловской области, заместитель председателя комитета по социальной политике Сергей Чепиков. Участвовал в работе форума, правда, опосредованно, и другой выдающийся спортсмен, чемпион Олимпийских игр и мировых первенств — Антон Шипулин. Его фонд помог непосредственно в организации форума и оказал грантовую поддержку наиболее интересным разработкам.

Высокий статус форума был подтвержден участием в его работе министра общего и профессионального образования Свердловской области Юрия Биктуганова. Юрий Иванович после открытия форума принял участие в пресс-конференции и вместе со Светланой Алехиной, Сергеем Чепиковым и первым проректором — проректором по учебной работе УрГПУ Светланой Минюровой ответил на самые злободневные вопросы журналистов о том, как проходит внедрение инклюзивного образования в нашем регионе.

Официально — от первого лица

С 1 сентября 2017 года Свердловская область готовится перейти на новый ФГОС по инклюзивному образованию. Процедура апробации стандарта начата в 2014 году. Тогда, по словам министра общего и профессионального образования Свердловской области Юрия Биктуганова, были выявлены серьезные пробелы.

Привести в соответствие предстоит немало пунктов, среди которых кадровая составляющая, материально-техническая база, логистика, доступность и, самый важный сегодня критерий, по мнению Юрия Биктуганова, это востребованность родителями тех услуг, которые необходимы.

— Существует множество особых требований и условий. Этот вопрос сегодня серьезно изучается министерством образования Свердловской области для того, чтобы мы могли качественней обеспечить условия реализации федерального стандарта для детей с ограниченными возможностями здоровья, — продолжил обсуждение Юрий Иванович. — Работу по апробации внедрения федерального государственного образовательного стандарта сегодня обеспечивают 66 образовательных организаций, 5 специализированных центров и 7 медико-педагогических комиссий. На основании изучения исследований и выявленных проблем мы выстраиваем систему поддержки, в том числе и финансовой, как муниципалитетов, так и образовательных организаций. Сегодня 29% школ участвуют в госпрограмме «Доступная среда». Это не все, а только 323 школы в области. Поле деятельности просто огромное. Мы понимаем, что из 323 школ только 116 создали базовые условия для инклюзивного образования. Эти вещи мы тоже оцениваем и определяем те ресурсы, которые сегодня необходимы. Хорошо, что Свердловская область с 2011 года ежегодно на конкурсной основе получает финансовые средства при поддержке областного бюджета. И шаг за шагом мы ведем эту работу для того, чтобы обеспечить все эти условия.

О доступности инклюзивного образования в России рассказала проректор по инклюзивному образованию Московского государственного психолого-педагогического университета Светлана Алехина. Она назвала само понятие доступности инклюзивного образования неоднозначным и универсальным, благодаря тому, что идея инклюзии сегодня находит развитие и поддержку во всем мире.

— Существуют семь универсальных критериев, которые определяют доступность системы организаций. И это не только мобильная доступность и доступность архитектурных зданий, но социальная и финансовая доступность, и все то, что связано с навигацией внутри помещения, территориальной доступностью, то есть доступность услуги для потребителя, для того, чтобы она действительно была для него реализуема, — рассказала Светлана Владимировна.

Об обеспеченности реализации инклюзивного образования профессиональными кадрами рассказала первый проректор — проректор по учебной работе УрГПУ Светлана Минюрова.

— Уральский государственный педагогический университет уже много лет готовит специалистов, которые помогают людям самых разных возрастов, с разными особенностями познавать окружающий мир. Это педагоги-психологи, педагоги-дефектологи, это педагоги по специальной работе с населением — социальные педагоги. Эти педагоги имеют очень хорошую подготовку по профилактике, коррекции, психолого-педагогическому просвещению населения, знают, как работать с инклюзией. Ежегодно для работы в этих сферах разных образовательных организаций УрГПУ готовит порядка 400 выпускников, — сообщила Светлана Алигарьевна.

Кроме того, С. А. Минюрова рассказала о том, что уже много лет в УрГПУ действует Межрегиональный центр по работе с инвалидами и лицами с ОВЗ.

— Это методический центр, где за годы работы накоплено значительное количество материалов, методических разработок, пособий и того самого бесценного опыта, который помогает педагогам, и начинающим и действующим, двигаться в направлении доступности образования для самых разных людей в нашем регионе и, собственно, в Российской Федерации.

Светлана Минюрова также сообщила, что университет уже сейчас готовит более ста волонтеров, чтобы в 2017 году принять в Екатеринбурге Первый международный Всемирный конгресс инвалидов и лиц с ОВЗ. Более трети волонтеров владеют иностранными языками, чтобы сопровождать гостей конгресса и создавать для них доступные условия.

Тему инклюзивного спорта прокомментировал депутат Законодательного собрания Свердловской области, заместитель председателя комитета по социальной политике Сергей Чепиков:

— Эта тема очень обширна. Я рад, что она широко обсуждается в УрГПУ. Вместе с коллегами мы делаем выезды на спортивные объекты, чтобы проверить их состояние. И должен сказать, что даже недавно построенные объекты не соответствуют нормам. Где-то нет пандуса, где-то не соответствует высота поребрика. Что уж говорить о спортивных объектах, построенных в 60–70-е годы?

Тем не менее, Сергей Владимирович подчеркнул, что современные технологии позволяют привести в соответствие даже постройки прошлых десятилетий, например установить лифты с фасадов. В этом плане Свердловская область получает финансовую поддержку на федеральном и региональном уровнях.

Цифры и факты, проблемы и перспективы

С первым пленарным докладом выступила Светлана Блаженкова, начальник отдела государственного воспитания и коррекции Министерства общего и профессионального образования Свердловской области «О введении ФГОС для детей с ОВЗ на территории Свердловской области». Светлана Витальевна представила информацию о работе, которая проводится в регионе по созданию условий для образования детей с ОВЗ.

Доклад начался с рассмотрения статистических данных. В регионе созданы вариативные условия для получения детьми с ОВЗ общего образования. Это отдельные организации, осуществляющие образовательную деятельность по адаптированным общеобразовательным программам (2% от общего количества обучающихся), отдельные классы в общеобразовательных организациях (0,3% или 6 тыс. чел.) и общеобразовательные организации в инклюзивной форме (тоже порядка 6 тыс. чел.).

С 2011 г. область участвует в государственной программе РФ «Доступная среда». 323 школы уже подготовлены для обучения детей-инвалидов. 116 школ — это базовые образовательные учреждения для инклюзивного образования.

Важно (этот вопрос очень волновал педагогов), что с 2016 г. в программе «Доступная образовательная среда» планируется участие и дошкольных образовательных организаций и организаций дополнительного образования. Эффективность инклюзии будет тем выше, чем более ранним и всесторонним будет включение ребенка в социум.

В области сохраняется и развивается сеть, употребляя прежний термин, специальных коррекционных школ. Их у нас 66, представлены все виды по нозологическим группам (дети с нарушениями слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата и т. д.). Функционирует 5 центров психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи. Действует 5 профильных составов центральной психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) и 37 территориальных ПМПК. Разработана дорожная карта по обеспечению введения и реализации ФГОС ОВЗ в образовательных организациях на территории области, создано 8 стажировочных площадок по всем нозологическим группам. С этого года площадки действуют как информационно-методические центры. Там проводятся стажировки специалистов из нашего и сопредельных регионов. По результатам работы стажировочных площадок разработан пакет локальных актов по введению ФГОС, разработаны адаптированные основные образовательные программы по всем нозологическим группам и по самым разным группам предметов.

В школах, отметила Светлана Витальевна, ежеквартально осуществляется мониторинг готовности введения ФГОС. Анализ готовности проведен во всех муниципальных образованиях области, в 955 школах (91% от общего количества).

После доклада педагоги и психологи задали Светлане Витальевне много вопросов — возможности пообщаться с представителем министерства, особенно у практиков из области, выпадают в повседневной напряженной работе не очень часто.

Во главе угла — профессионализм

С большим интересом был выслушан пленарный доклад Светланы Алехиной «Современное состояние развития инклюзивного образования».

Для оценки современного состояния Светлана Владимировна предложила сначала отрефлексировать ту точку в пространстве и времени, где мы сейчас находимся, поскольку инклюзия — это не директива, а динамически развивающийся, долгосрочный процесс, связанный с глубинными системными изменениями в нашем обществе.

Мы запаздываем по сравнению с западном миром, где эти процессы начались еще в 70–80 гг. XX века. Мы пришли к начальной точке только в 2012 году, когда понятие «инклюзивное образование» было закреплено законом, и сейчас находимся на этапе содержательных изменений. Период организационных изменений, связанный с нормами, стандартами, основными понятиями, в целом завершен. Стандарт, который вводится, касается содержания образования. Мы говорим сегодня о методиках и методах, формах и технологиях. Впереди — очень серьезный этап ценностных изменений, связанный с изменением культурных традиций в обществе в целом и в образовании.

Светлана Владимировна подробно остановилась на смене парадигмы в деле инклюзии: с морали (вопроса принятия «особых» детей) на профессионализм (уметь качественно и эффективно оказывать им помощь) и, соответственно, на психологической и профессиональной готовности педагога работать в инклюзивном классе.

Затем были проанализированы отрицательные тенденции происходящего процесса. Это, во-первых, большой соблазн имитации деятельности на местах, что объясняется краткосрочностью задач, недостатком ресурсов и жестким контролем. Во-вторых, распространенное явление формальной инклюзии. Это формальный процесс помещения ребенка-инвалида в массовую школу, где он просто сидит, на самом деле не включаясь ни в учебную деятельность, ни в социальную жизнь. Светлана Владимировна назвала это педагогическим преступлением. В-третьих, большой проблемой было названо надомное обучение. Каждый третий ребенок, по статистике числящийся в инклюзивном классе, на деле оказывается в условиях индивидуального надомного обучения. Эти процессы скрыты, но здесь должна вестись работа. Даже если ребенок по медицинским показаниям попадает на такое обучение, все должны понимать, что это не навсегда. Это вынужденная мера для сложного периода жизни ребенка, но обязательно нужен механизм поэтапного вывода его в социум. Для этого и нужна индивидуальная траектория развития ребенка с ОВЗ.

Докладчиком были отмечены и положительные тенденции. Инклюзивных школ в стране становится все больше. Опыт масштабируется, приобретает системность. Радует гражданская активность родителей. Родители все активнее включаются в поддержку инклюзии, хорошо знают свои права. Вопрос, при этом, еще и в зоне их ответственности. Он обсуждается на самом высоком уровне. Договор между образовательной организацией и родителями как представителями ребенка в правовом поле должен иметь юридическую силу. Пока он такой силы не имеет, все конфликты между школой и родителями решаются обычно в пользу родителей, даже в тех случаях, когда интересы ребенка ущемляются.

Важно, что в РФ снят постулат необучаемости, и теперь за любым ребенком с любыми нарушениями развития признано право получать образование в той мере, в какой он способен его взять.

Все это действительно создает благоприятные предпосылки для введения в РФ инклюзивного образования, о пользе которого в цивилизованном мире уже не спорят. Для того, чтобы этот процесс протекал нормально, большая роль отводится, в частности, психологическому сопровождению. Этому вопросу были посвящены актовая лекция Светланы Алехиной, круглый стол «Роль психолога в меняющихся условиях общего образования», а также одна из площадок второго дня работы форума.

Светлана Алехина: «Технология — это высшая планка работы»

Центральной площадкой второго дня работы форума «Доступное образование — Доступная страна» стал Центр психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи «Ладо» в городе Полевском.

Вопрос психолого-педагогического обеспечения образования в условиях специализированного центра вместе с участниками форума обсуждали Ольга Деникаева, заместитель начальника отдела общего, дошкольного и дополнительного образования министерства общего и профессионального образования Свердловской области, Светлана Алехина, проректор по инклюзивному образованию МГППУ, Людмила Максимова, директор института психологии УрГПУ и Наталия Васягина, доктор психологических наук, профессор, зав. кафедрой психологии образования.

Мероприятия открыла директор центра Ирина Пестова. В своей презентации она представила основные цели и задачи организации, структуру, формы и методы работы. В самом названии центра «Ладо», отражающем гармонию души и тела, заключено основное назначение организации, деятельность которого ориентирована на создание на основе комплексного подхода единой здоровьесберегающей среды, способствующей формированию, сохранению и развитию психического, физического и социального здоровья несовершеннолетнего.

О востребованности услуг центра свидетельствует статистика: за последние два года в «Ладо» поступило около 2000 обращений несовершеннолетних и более 1500 — взрослых. Но официальные цифры не отражают реальной картины, на самом деле обращений в 1,5–2 раза больше. При этом Ирина Васильевна отмечает, что из года в год, с одной стороны, обращений становится меньше, с другой — они становятся более сложными, что, скорее всего, обусловлено особенностями социального развития общества. Уменьшается количество клиентов, но увеличивается доля услуг и время их оказания. Проблематика запросов широка: трудности несовершеннолетних в обучении и усвоении образовательной программы; проблемы в общении с взрослыми и сверстниками; нарушения в психическом и речевом развитии; отклонения в поведении, нарушения эмоционального состояния, трудности «подросткового возраста», а также проблемы в профессиональном и личностном самоопределении. В общем, команде центра приходится сопровождать детей, не только попавших в трудную жизненную ситуацию, зависимых от вредных привычек, но и решать проблемы первой любви, намерения свести счеты с жизнью тех, кто еще по сути не начал жить, внутренней неуверенности подростков, детских страхов, компьютерной зависимости и... список этот можно продолжать долго.

Специалисты «Ладо» дифференцируют причины обращения и степень проблемности, если проблема носит недостаточно серьезный характер, то клиенту, чаще всего это законный представитель несовершеннолетнего, рекомендуют обратиться в детский сад, по месту учебы и жительства. На сопровождение берут наиболее сложных, ту категорию, которая нуждается в специализированной помощи с привлечением ресурсов нескольких специалистов. А такие специалисты в «Ладо» есть. В центре четыре отдела: коррекционно-диагностический, реабилитационный, медико-оздоровительный, отдел организационно-информационного обеспечения и проектного сопровождения. Здесь работает команда профессиональных специалистов, владеющих современными методиками и технологиями не только в сфере педагогики, психологии и логопедии, но и спектра смежных дисциплин. В «Ладо» есть медицинский блок и медицинская лицензия на оказание соответствующих услуг.

На мастер-классах, которые провели специалисты центра, были продемонстрированы методики работы, которыми они готовы щедро делиться с коллегами, показана необходимая для сопровождения всей деятельности документация, а ее очень много, так как каждый шаг в подобной организации фиксируется в специализированных журналах, карточках, отчетах. Хозяева показали гостям, как используется нестандартное оборудование при занятиях физкультурой, которая дается в помощь детям с различными коррекционными нарушениями и познакомили с арт-терапевтическими методами работы с детьми, имеющими девиантные формы поведения.

Среди направлений деятельности «Ладо» важное место занимает работа с родителями, просвещение по вопросам воспитания детей, имеющих особенности в развитии, оказание методической и психологической помощи, а также профориентация детей нормы и с ОВЗ.

На официальном сайте центра в свободном доступе выложено много информации. Есть возможность задать специалистам вопрос в он-лайн режиме, например, из Краснотурьинского, Тавдинского или Красноуфимского районов. Услуги предоставляются детям, родителям, педагогам, проживающим на территории Свердловской области. И подобные обращения есть, помощь оказывается.

Активно специалисты работают в плане профилактики детей с девиантными формами поведением и профилактики насилия и жестокого обращения с детьми.

Центр, территориально расположенный в Полевском, имеет областной статус. Поэтому естественно, что основным направлением деятельности является комплексное обследование несовершеннолетних с целью определения особенностей в психическом и физическом развитии с отклонениями в поведении на областной психолого-медико-педагогической комиссии. Помимо этого сопровождения организация работает по соглашениям с отдельными субъектами. Договор не является типовым. Предмет договора определяется при переговорах. А следовательно, соглашение — это не просто документ, это серьезная сфера работы. В течение года центр стабильно работает по 12 соглашениям, 8–9 договоров заключается с образовательными организациями города Полевского, службой дознания следственного отдела. Есть соглашения и с областными организациями, такими как «Урал без наркотиков», с областной психиатрической больницей, Кировоградской колонией и другими. Это объемный показатель деятельности центра, в который надо вкладывать много управленческих действий и профессиональных усилий. Все данные приводятся в отчете по самообследованию организации, который находится в открытом доступе.

Центр «Ладо» уже более 10 лет успешно работает с детьми и их родителями, помогая преодолевать самые разные проблемы на любой стадии их развития. Красноречивым доказательством тому стал развернутый мастер-классы Оксаны Ощепковой, руководителя коррекционно-диагностического отдела, и Светланы Кузевановой, учителя-дефектолога первой категории, который и посетили гости во главе со Светланой Алехиной.

В заключение презентации Светлана Владимировна отметила управленческое мастерство директора и поблагодарила педагогов центра:

— Спасибо вам большое за личное ощущение — приятной ностальгии. Все, о чем вы здесь рассказываете, было предметом моей работы 20 лет назад, и очень приятно, что это живет, развивается, приобретает такие профессиональные формы. Ваши специалисты, с которыми мы сегодня познакомились, это — мощь и качество учреждения. А то, что вы докладываете по сопровождению, это технологическая рамка. Если вы покажете, что вашу схему деятельности возможно переносить в другой центр, на другую территорию, через работу консилиума в другую образовательную организацию, и она там будет работать, вы можете это описывать, как педагогическую технологию, она обеспечена инструментом, документацией и так далее.

Не любая схема является технологией. Технология — это вход, выход, срок реализации, ресурсы, и все это вы должны грамотно пакетировать и обеспечить трансфер. То, о чем я услышала — серьезные предпосылки для технологичности процесса. А это высшая планка работы, и дорогого стоит.

После завершения мастер-классов состоялся круглый стол по обсуждению «Профессионального стандарта педагога-психолога как инструмента профессионального развития», который провели Наталия Васягина и Людмила Максимова.

Без «розовых очков», но с оптимизмом

Педагоги общеобразовательных школ хотели услышать конкретные, практические рекомендации и разъяснения по наиболее проблемным аспектам инклюзии. Они пришли на панельную дискуссию «Обеспечение реализации ФГОС начального и основного общего образования для обучающихся с ОВЗ». Провела ее Галина Зак, кандидат педагогических наук, доцент института специального образования УрГПУ.

Речь шла в первую очередь о разработке адаптированных основных общеобразовательных программ. Галина Георгиевна напомнила, что все дети вне зависимости от выраженности физических и интеллектуальных нарушений здоровья должны получать образование: «Даже обучающиеся, которые имеют тяжелые множественные нарушения в развитии, включая тяжелую умственную отсталость, — даже для них мы сегодня совместно с педагогами школ пытаемся разработать индивидуальные программы развития».

Закон об образовании РФ, ст. 79, и ФГОС ОВЗ указывают на создание необходимых условий для получения образования обучающимися с ОВЗ. Вот несколько ключевых моментов реализации этих условий:

  1. Наличие квалифицированных педагогических кадров. Это первое и обязательное условие. Кадры должны обладать соответствующими компетенциями по выбору и реализации основных общеобразовательных программ.
  2. Необходимо повышение квалификации — на уровне знания об особенностях обучающихся, на уровне методов и средств, которые педагоги должны применять, т. к. в классе могут находиться разные категории детей с ОВЗ.
  3. Если ребенок с ОВЗ имеет интеллектуальную норму, то содержание его образования совпадает с обычным ФГОС. Но любому ребенку с ОВЗ необходима индивидуальная траектория коррекции и развития, потому что для любой нозологической группы направление коррекции и развития будет разное.

Отдельным трудным вопросом стал вопрос об обучении в массовой школе детей с умственной отсталости. Галина Георгиевна отметила, что в отдельных специализированных школах и классах все меньше детей с легкой степенью умственной отсталости, все больше — средней тяжести и даже с глубокой. Эта тенденция прослеживается за 2–3 года на уровне города и области. Родители реализуют свое право выбора образовательной организации и предпочитают ребенка с легкой степенью интеллектуальных нарушений направлять в массовую школу. И этим, возможно, облегчают ребенку в будущем жизненный старт, но, конечно, работу педагогов присутствие такого ребенка существенно усложняет.

Помочь здесь, по словам Галины Георгиевны, должна концепция нецензового образования. Если в одном классе дети находятся дети с интеллектуальной нормой и с умственной отсталостью, педагог должен знать, что для такого ребенка есть отдельные программы, и реализовывать как минимум две программы — обычную и специальную. По одной программе дети получают обычные отметки, по другой — педагог отслеживает лишь прогресс ребенка относительно себя самого. Конечно, такой вариант реализуем при условии, что родители не скрывают от школы заключение психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК). Да, педагоги не имеют права его требовать от поступившего ученика, и только в конце учебного года ребенка, который явно «не тянет» основную программу, можно отправить на ПМПК («к» означает не комиссию, а консилиум). Но родителям самим предстоит решить, стоит ли, скрывая диагноз ребенка, лишать его положенной по закону форы и вынуждать его выглядеть неуспешным среди одноклассников.

Что делать, если степень умственной отсталости у ребенка средняя или тяжелая? Пока в массовой школе таких детей немного. Основной контингент обучается на дому. Но во внеурочной деятельности, духовно-нравственном воспитании и других подобных аспектах эти дети должны быть вовлечены в социум. Поэтому нужно предусмотреть другие методы, формы и средства включения обучающихся с ОВЗ во внеурочную деятельность (например, путем сетевого или дистанционного взаимодействия).

По словам Галины Георгиевны, ситуация со специальными педагогами в массовой школе сложная, а обычному педагогу-предметнику составить СИПР (специальную индивидуальную программу развития) очень тяжело. Но они могут обратиться к специалистам для составления «скелета» и наполнить его конкретным содержанием. ИСО и ИПс УрГПУ всегда готовы в этом помочь.

На секции обсуждалась еще одна проблема, волнующая всех — права и обязанности родителей ребенка с ОВЗ. Договор родителей с образовательной организацией, как отмечала и Светлана Алехина, пока не имеет юридической силы, но в будущем он должен стать «полноценным» в правовом смысле. Там должны быть четко прописаны направления взаимодействия родителей со школой, права, обязанности, ответственность сторон. Всем известно, что в школах, где предстоит учиться детям с ОВЗ, не хватает тьюторов (педагогов, персонально прикрепленных к детям с ОВЗ и помогающим детям — учиться, а педагогам-предметникам — обучать «особых» детей). Но, не все это знают, в школе должна быть еще и ставка ассистента. Это персонал, помогающий ребенку с уходом, присмотром, физической заботой — переменить позу, вывести на прогулку). Если будут прописаны договорные отношения родителей со школой, то родители, бабушки, дедушки смогут выступать в качестве таких ассистентов.

Галина Георгиевна говорила также об индивидуальных и групповых коррекционных занятиях, о сокращенных уроках, о дополнительных (по сути — подготовительных) классов, которые выполняют пропедевтическую функцию подготовки обучающихся, и за их счет начальное образование растягивается с 4 лет до 5 или 6. Само собой разумеется, обсуждалась физическая доступность зданий и помещений. Галина Зак обратила внимание слушателей на то, что в УрГПУ двери на входе стали гораздо шире и появился маркер на входных дверях — все это сделано в рамках требований программы «Доступная среда».

Затем участники задавали вопросы о наболевшем. Очень интересным было выступление Татьяны Щербаковой, директора ЕШИ № 13 для слабослышащих детей (и хозяйки одной из завтрашних площадок форума):

— Наряду со всем известными нормативными документами (Закон об образовании, ФГОС ОВЗ) я, руководитель, говоря по-старому, специальной коррекционной школы, где обучаются слабослышащие дети, почему-то не увидела санитарных норм и правил. А между тем, новые СанПиНы вступят в силу с 1 сентября 2016 г. И для меня очень важно при комплектовании классов учитывать те нормы по количеству детей, которые четко в них прописаны. Прописаны они для всех нозологических групп и для всех вариантов АООП. Например, 1 ребенок слабослышащий — на 15 человек. Или 1 ребенок глухой — на 12 человек. Да, во ФГОС нормативы другие. Но если родители будут настаивать на своих правах, ссылаясь на ФГОС, то я, при наличии укомплектованного класса, могу им отказать, ссылаясь на СанПиН. Если я этого не сделаю, Роспотребнадзор оштрафует меня, а не родителя.

И еще. Мы говорили о детях с глубокой интеллектуальной недостаточностью. Опять-таки, в приложениях к СанПиНам я не видела вариантов, прописанных для таких детей. И ФГОС прописывает инклюзию только в 1-м варианте (прим. автора: 1 — это самая легкая степень нарушения). Для слабослышащих это 2.1, для глухих — 1.1, ЗПР — 7.1, и т. д. Почему мы обсуждаем, что делать, если ребенок, допустим, с 1.4 сядет за парту в инклюзивном классе? В СанПиНах такого варианта нет. Живя сегодняшними реалиями, я каждый день сталкиваюсь с этой проблемой. У директора школы нет условий для приема ребенка по программе 1.4., у него нет лицензии на эту программу, и у него набран класс с 1 февраля. И это является веским аргументом, чтобы не брать к себе ребенка с тяжелой инвалидностью. По нормам руководитель будет прав.

Тем не менее, по словам Г. Г. Зак, если родители, выслушав все доводы, будут настаивать на своем, то несогласованность в нормах трактуется в пользу родителей. Да, об обязанностях (а не только правах) и об ответственности родителей на пленарных докладах говорилось много. Но если родители не считают, что в специально созданных условиях школы, реализующей АООП, ребенку будет комфортнее, чем в массовой школе, администрация не имеет права отказать им в приеме.

Не только нам, корреспондентам, было интересно на следующий день посетить ЕШИ № 13 и познакомиться с работой специальных педагогов на практике. Пришло очень много педагогов, и презентации и рассказы директора школы-интерната Татьяны Щербаковой и заместителя директора по УМР Ольги Дёминой произвели сильное впечатление на присутствующих. А ведь еще в этот день был мастер-класс доцента ИПс Юлии Герасименко «Проектирование индивидуальных траекторий развития ребенка с ОВЗ» и концерт учащихся ЕШИ под названием «Школа наш дом»!

То, что довелось увидеть и услышать в ЕШИ № 13 — тема отдельной статьи. Здесь ограничимся лишь следующей мыслью. Опыт работы этого замечательного педагогического коллектива со слабослышащими детьми очень важен для всех, кто прошел созданную в этой школе стажировочную площадку по апробации ФГОС ОВЗ, а сейчас пользуется их услугами как информационно-методического центра. Там работают великолепные сурдопедагоги, ученики или ученики учеников выдающихся еще советских сурдопедагогов и сурдологов, и передают свое мастерство молодым коллегам «из рук в руки». Там созданы все условия для того, чтобы дети развивались свободно и гармонично, раскрывая многочисленные творческие способности. Коллектив во главе с директором борется за каждого ребенка, «выталкивая» его в социум, помогая ему найти свое место в мире и жить в этом мире не на правах тяжелого инвалида, а как абсолютно социализированный человек, умеющий полноценно учиться, работать, общаться с людьми. И у них это прекрасно получается. Результаты их работы — огромное моральное подспорье для «массовых» учителей. Ведь если такие перспективы вполне реальны для ребят с серьезными нарушениями слуха (или зрения, или опорно-двигательного аппарата, или с расстройствами аутистического спектра, да мало ли с чем еще), то «инклюзивная» легкая степень нарушений тем более поддается коррекционному воздействию. Глядя на этих детей, которые рисуют, танцуют, поют (не на языке жестов, а по-настоящему), читают стихи и делают научные доклады, понимаешь главное: каждый ребенок имеет шансы на лучшее будущее, и инклюзия — хороший инструмент в профессиональных и милосердных руках для того, чтобы детей, «отвоеванных» у несправедливой судьбы, в нашей стране стало больше.

Спорт и физическая культура как инклюзивная среда

Еще одна площадка форума занималась анализом ситуации в сфере физической культуры и спорта с точки зрения инклюзии, выявлением проблем и определением идеальной схемы развития событий.

Для решения задач общение участников было организовано 19 мая в форме форсайт-сессии «Адаптивная физическая культура и инклюзивный спорт как условие социализации детей с ОВЗ». Модератором выступил директор института физической культуры УрГПУ Алексей Терентьев.

Самый острый вопрос, выявленный на секции — насколько все готовы к инклюзивному образованию? Из него вытекают остальные: как проводить уроки физкультуры для детей с ограниченными возможностями здоровья, как влияют уроки физкультуры на социализацию детей. Поднимался вопрос методологического и организационного обеспечения и, наконец, участники сессии обсудили готовность родителей к инклюзивному образованию.

Основной задачей форума было практическое решение проблем, а не просто их озвучивание. Алексей Евгеньевич привел примеры успешной сдачи нормативов ГТО в теоретическом блоке детьми с ОВЗ, которые прекрасно владеют теорией по физической культуре. Кроме того, такие обучающиеся могут участвовать в совместной разработке проектов уроков и мероприятий по физической культуре. Вопрос с социализацией детей можно решить, привлекая их к культурно-массовым спортивным мероприятиям, где они, владея теоретическими основами, могут состоять в судействе, быть ведущими мероприятий, участвовать в организации, например, в разработке сценариев.

Директор ИФК подчеркнул, что организаторами подобных мероприятий должны выступать именно образовательные учреждения, а не общественные организации, у которых есть опыт привлечения детей с ОВЗ, ничего общего не имеющий с инклюзивным образованием.

В инклюзивном спорте проблем и вопросов куда меньше. Единственное, на что обратил внимание А. Е. Терентьев, — необходимость создания центров качественного общественного контроля за лицами, организующими спортивные мероприятия для людей с ОВЗ.

Подводя итоги работы секции, участники выявили, что для успешного осуществления инклюзии в школе, необходимо разрушить психологический барьер у всех непосредственных участников инклюзивного образования: родителей, детей и педагогов. Для этого требуется создать качественную информативную среду и разработать так называемые «стандарты социализации», нормативную базу поведения, обучаться которой стоит начать как можно раньше.

Продолжая тему секции форума, 20 мая на проектной лаборатории «Спорт как включающая среда» в Центре инклюзивного спорта «Олимп» на базе УГЛТУ, участники смогли воочию увидеть, как проводятся инклюзивные и адаптивные тренировки. Руководитель центра Татьяна Смолина кратко представила гостям формат работы. Далее участники обсудили лучшие практики реализации программ инклюзивного спорта и физической культуры в образовательном пространстве. Дискуссия прошла в форме круглого стола под руководством директора Благотворительного фонда по поддержке спорта в Свердловской области им. А. В. Шипулина Виктории Щелковой. Обсуждалось само понятие инклюзии. По мнению Виктории Александровны, инклюзия в спорте — это реформа спортивных учреждений таким образом, чтобы они могли отвечать потребностям всех детей без исключения. Приглашенные на мероприятия спортсмены и паралимпийцы смогут мотивировать своим примером детей с ОВЗ на занятие спортом и физической культурой.

Далее исполнительный директор федерации триатлона СО Ольга Решеткова и заслуженный тренер РФ Владимир Алыпов провели мастер-классы по проведению тренировок для дошкольников с беговелами и адаптивную тренировку для инклюзивной группы, включая бег, велосипед-тандем и велостанок. Участники площадки смогли на себе испытать, как кататься в тандеме и что в этот момент ощущает незрячий. Работа завершилось на приятной ноте благодарности и сотрудничества.

Ломать стереотипы готовы!

20 мая в Центре социальной помощи семье и детям «Каравелла» собрались сотрудники областных социальных учреждений на тематическую проектную лабораторию «Социальная поддержка субъектов инклюзивного образования», прошедшую в рамках Всероссийского психолого-педагогического форума «Доступное образование — доступная страна».

Директор «Каравеллы» Ольга Цветова рассказала собравшимся о направлениях работы центра. Одно из отделений — приют, где ожидают своего жизнеустройства 23 ребенка. Организованы Клуб замещающих родителей, Клуб опекунов, работает Школа приемных родителей. Специалисты центра занимаются профилактикой безнадзорности несовершеннолетних, реабилитацией детей с ОВЗ, восстановлением семейных связей, материальной помощью и многим-многим другим, помогая семьям и детям «выбраться» из тяжелой жизненной ситуации.

Более подробно об опыте работы с «субъектами инклюзивного образования» рассказала заведующая отделением по работе с несовершеннолетними с ОВЗ Вероника Дятель. Вниманием специалистов отдела охвачены 662 ребенка с инвалидностью и ОВЗ, проживающих на территории Верх-Исетского района Екатеринбурга. Если учесть, что в отделении работает всего 3 человека, эта миссия достаточно сложная. Тем не менее, здесь организуют творческие мастерские, мастер-классы, тренинги, праздники, активно включая детей с особенностями развития в обычную среду.

Вероника Михайловна очень гордится достижениями «своих» детей — победами в самых разных конкурсах: «Театр талантов Александра Новикова», «Лучшая фантазийная прическа», «Мы рисуем море» и других, радуется, когда сверстники принимают их в свой круг и начинают о них заботиться, благодарит волонтеров (в том числе и студентов УрГПУ) и всех неравнодушных.

Кандидат педагогических наук, доцент кафедры педагогики УрГПУ Нина Мазурчук, проводя экспертный семинар «Эффективные практики социальной поддержки субъектов инклюзии в учреждениях социального обслуживания населения», заявила:

— До сентября 2016 года мы могли «играть» в инклюзивное образование. С нового учебного года игры заканчиваются, не только общее, но и специальное образование стандартизируется, и важно понимать, какова наша зона ответственности за результат.

По вопросу, заданному Ниной Ивановной: «Современное общество разве имеет норму?» — разгорелась полемика, в результате которой собравшиеся пришли к выводам, что биологическая норма существует, но с позиций социального подхода инвалидность — это норма, если созданы необходимые условия, что легче перестроить архитектурную среду, чем психологическую, что самое сложное — преодоление своих профессиональных стереотипов.

Проанализировать свою работу, наметить зоны развития педагогам помогла форсайт-сессия, которую провела преподаватель кафедры психологии образования УрГПУ Екатерина Мазурчук. Разбив собравшихся на группы, она предложила вырезать человечков, подписав на каждом успехи и достижения учреждений в сфере инклюзивного образования, и кирпичики, написав на каждом сложности, которые встречаются на этом пути. В итоге наглядно видно, что уже сделано, и можно наметить пути исправления недостатков, которые, как кирпичи на ногах, тянут учреждение вниз.

Педагоги-психологи с неподдельным интересом обсуждали, спорили и вырезали человечков с кирпичиками.

Вот некоторые плюсы, отмеченные участниками: мобильность специалистов, опыт положительной динамики ранних коррекций, выстроенное межведомственное взаимодействие. В выявленных недостатках значится: отсутствие у большинства социальных учреждений образовательных и медицинских лицензий, и, как следствие — недостаток квалифицированных кадров, недостаточная материальная база и другие.

— Все наши недостатки — это продолжение наших достоинств, — заявила Нина Мазурчук, завершая проектную лабораторию, оказавшуюся неформальной встречей специалистов, готовых ломать стереотипы и перестраивать свою работу в соответствие с новыми требованиями.


Конечно, вопросов у педагогов, которым предстоит работать с «особыми» детьми в условиях инклюзии, осталось больше, чем ответов. Но если хоть кто-то из них за эти два дня почувствовал себя сильнее и увереннее и узнал, куда обратиться за помощью в случае психологических, методологических или кадровых затруднений — форум свою задачу выполнил.

© Ирина Шаманаева, Наталья Паэгле, Юлия Афанасьева, Татьяна Мостон, Александра Карпушева

Фотографии: Василий Васильев, Вадим Осипов, Наталья Логинова, Александра Карпушева, Дмитрий Земсков

Абитуриенту 2017