Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы
личный кабинет

Бывших педагогов не бывает, или Как сохранить традиции отечественной педагогики

15 августа 2018 1365
Поделиться
24.05.22 1365
Поделиться

Газета «Пенсионер» опубликовала на своем портале интервью с исполняющей обязанности ректора Уральского государственного педагогического университета Светланой Минюровой. Скоро начнется новый учебный год: школы заполнят учащиеся и учителя. Кто-то впервые встанет перед школьным классом, но немало тех, кто многие десятилетия отдал трудной, ответственной, но такой важной для общества сфере деятельности — педагогике. Правду говорят: «Бывших педагогов не бывает».

Газета не раз рассказывала о ветеранах-учителях, о пенсионерах-сотрудниках детских садов, которые по-прежнему в строю, беззаветно служа делу воспитанию подрастающего поколения. Стажисты — опора нынешней школы, особенно в малых городах, в поселках и селах. Но преемственность поколений нужна и в образовании. Кто придет на смену тем, кто отработал в школах почти полвека? Готовы ли молодые педагоги стать детям верными друзьями, советчиками, мудрыми наставниками? Или учитель сегодня — работник сферы образовательных услуг, чья задача — «дать знания», но не воспитать достойного человека?

Как сохранить и обогатить лучшие традиции отечественной педагогики — об этом читайте в беседе с С.А. Минюровой.  

— Светлана Алигарьевна, Уральский педуниверситет — вуз с многолетней славной историей, одно из ведущих профильных учебных заведений России. Как организован процесс подготовки будущих педагогов сегодня, с учетом современных требований?

— Сейчас у нас в год обучаются в среднем 10 тысяч студентов, большая часть из них осваивают направление «Образование и педагогические науки» — прежде всего, мы готовим педагогов дошкольного образования и школьных преподавателей по различным предметам. Также есть у нас психолого-педагогическое направление — мы обучаем будущих педагогов-психологов для учебных заведений основного и дополнительного образования, центров развития и так далее. Третье направление — это специально-дефектологическое образование, его получают студенты, которые станут логопедами, олигофренопедагогами, тифлопедагогами — теми, кто работает со слабовидящими и незрячими детьми.

Большинство студентов мы обучаем по системе двойного бакалавриата: будущие педагоги осваивают профессию не четыре года, как при классическом бакалавриате, а пять лет; это специальный стандарт, который действует именно в педагогическом образовании, студент получает, по сути, две профессии, — он, к примеру, не просто учитель математики, а математики и информатики; не просто учитель географии, а географии и истории, или географии и биологии, и так далее. Большое внимание мы уделяем обучению учителей русского языка и литературы. Казалось бы, традиционно так и должно быть, чтобы преподаватель вел оба предмета. Но в последние пару десятилетий на литературу как на отдельный школьный предмет внимания уделялось значительно меньше. Сейчас есть ЕГЭ и по русскому языку, и по литературе — отдельно. Теперь преподаванию литературы уделяется более пристальное внимание. Ведь это — кладезь культуры, без этого быть современным образованным человеком просто невозможно. Естественно, «сдвоены» и все иностранные языки. Такой стандарт образования позволяет выпускникам нашего университета быть конкурентоспособными, у них больше возможностей для трудоустройства. Если человек выбирает для себя сферу образования, в нашем вузе он может получить любую профессию, по любому направлению педагогики, любого уровня.

— Сегодняшний выпускник педуниверситета — каков он? Готов ли он идти на работу в школу? Чем молодой специалист отличается от старших коллег по педколлективу?

— В июне нынешнего года наш университет выпустил 1088 специалистов: бакалавров, магистрантов, аспирантов. Окончив бакалавриат, молодой педагог может прийти в образовательную организацию и работать в рамках конкретного образовательного направления. Получив диплом магистра, он обладает уже более глубокими навыками преподавания выбранного предмета и умеет проектировать учебный процесс в соответствии с потребностями учеников. Например, он трудится в школе с углубленным изучением отдельных предметов, в лицее или гимназии, и выстраивает преподавание так, чтобы дать ребятам более основательные знания — такие, как нет в общеобразовательных классах. Это учитель, который сам проектирует образовательную программу. Аспирантура — уже выход на преподавание в колледжах, вузах, возможность защитить диссертацию и получить ученое звание. 

Если говорить о желании выпускников работать в образовательной сфере, то традиционно трудоустраиваются 85 процентов тех, кто получил диплом нашего университета. По итогам учебного года мы входим в четверку вузов Екатеринбурга, выпускники которых устраиваются на работу по выбранной профессии. Мы стремимся к тому, чтобы наши бакалавры имели возможность, прежде всего, пойти работать, и затем поступить в очно-заочную или заочную магистратуру. Мы настраиваем их на такой путь во время учебы в вузе. Они приобретают практический опыт, обеспечивают школы преподавательскими кадрами и при этом осваивают следующую ступень педобразования. Работая в конкретной школе, такой учитель одновременно трудится на ее имидж, повышая престиж учебного заведения, уровень преподавания в нем. 

Сейчас в России внедряется национальная система учительского роста. В соответствии с уровнем полученного образования педагог будет занимать конкретную строчку в штатном расписании. Это станет влиять и на его должностные обязанности, и на заработную плату. Даже если выпускник с дипломом бакалавра не придет сразу в магистратуру, со временем, находясь в педагогической среде, понимая, какие задачи ставит перед ним образовательный процесс, какие запросы есть у его учеников, он поймет, что ему необходимо дальнейшее повышение своего профессионального уровня. Если ему важен его профессиональный рост, если он стремится к более высокому уровню зарплаты, он обязательно или самостоятельно поступит в магистратуру, или образовательная организация направит его за углубленными знаниями. 

— Наши читатели — ветераны-педагоги — сетуют, что и хотели бы уйти на заслуженный отдых, но с их уходом во многих школах детей просто некому будет учить. Мол, молодежь идет в школу неохотно… Может, учителя-стажисты «сгущают краски»?

— Да, в школах и других образовательных организациях есть дефицит кадров. К нам регулярно обращаются руководители и школ, и управлений образования городов и районов Свердловской области. Прямо перечисляют, преподаватели каких предметов им необходимы. Нынче мы с управлением образования Железнодорожного района Екатеринбурга провели «Ночь педагогической карьеры»: в вуз прислали перечень имеющихся в них вакансий. Более того, все директора школ этого района, все заведующие детсадами приехали в университет, чтобы встретиться с выпускниками, пригласить их на работу. Остро нужны учителя ведущих предметов — математики, физики, русского и иностранных языков, педагоги начальных классов. По этому примеру пошли и руководители школ из Чкаловского района Екатеринбурга, которые также приехали в университет, чтобы пригласить к себе наших выпускников. В области нехватка педагогов ощущается еще острее. Поэтому мы и стремимся связать наших выпускников с образовательными организациями. Так решаются и кадровая проблема, и вопрос повышения уровня преподавания в конкретной школе.

— Чтобы молодой специалист удержался на новом месте, он должен ощущать поддержку старших коллег. Раньше была широко распространена система наставничества. Какие формы адаптации вчерашних студентов на рабочих местах используются сегодня?

— Повторю — кадровый дефицит в образовании есть. Наши выпускники с рабочих мест никого не вытесняют. Другое дело, что молодые специалисты не всегда могут быстро адаптироваться в педколлективе. Мы совместно с профсоюзами, с областной Ассоциацией молодых педагогов сопровождаем выпускников в начале профессионального пути, оказываем им поддержку, регулярно проводим тематические встречи и форумы, чтобы молодые педагоги задерживались на рабочих местах, чтобы к ним было внимание в коллективах, чтобы не возникало сложных ситуаций. 

Конечно, по-прежнему активно используем такую форму поддержки, как наставничество. Педагоги-наставники, старшие педагоги, которые имеют солидный опыт в профессии, умеют не только реализовывать, но и проектировать учебные программы, руководят молодыми, только набирающими практические навыки коллегами. Они сопровождают молодого педагога, участвуют в анализе его разработок, бывают на его занятиях и так далее. Если этот механизм взаимодействия в коллективах заработает в полную силу, стажисты не будут так сильно держаться за «часы» — за количество отработанных уроков в неделю, передавая их молодым учителям и получая зарплату, в том числе, и за наставничество, за помощь следующему поколению педагогов. Эстафета поколений полезна для обеих сторон.

— Насколько комфортно самим педагогам-стажистам в такой ситуации? Они получили специальность учителя в то время, когда указанного выше стандарта профессионального роста не было. Их главный козырь — это практический опыт. Смогут ли они выдержать конкуренцию с молодыми коллегами? Сейчас, когда речь идет о пенсионной реформе, это далеко не праздный вопрос.

— Все гоняются за хорошим учителем. И неважно, сколько ему при этом лет. Главное, чтобы он хорошо знал предмет и владел современными технологиями. Есть сколько угодно возрастных педагогов, которые освоили завоевания того, что мы называем «четвертой промышленной революцией», и уверенно «живут в цифре». Но если человек имеет опыт предметной подготовки, но отстал от современных информационных технологий, его контакт с нынешним поколением учеников, к сожалению, замедляется и теряется. Ему нужно идти на профессиональную переподготовку, которая восполняет недостающие знания. Такие курсы есть и в нашем вузе, — и по предметам, и по современным техническим навыкам, всю информацию о них мы регулярно сообщаем в управления образования городов и районов области. Министерство образования Свердловской области в рамках госзаказа постоянно выделяет средства на переподготовку педагогов в институте регионального образования. Другой путь — средства из минобра передаются в муниципалитеты, которые распределяют их по образовательным организациям для того, чтобы их работники повышали свое профессионально мастерство или в ИРО, или в нашем университете, и так далее. То есть за педагога, направленного на повышение квалификации, платит региональный бюджет. Но если педагог сам хочет заплатить за свою переподготовку, такой вариант тоже возможен. Тогда вопрос конкуренции с недавними студентами педвузов его волновать не будет, ведь на опытного, современного учителя спрос есть всегда. 

— Среди читателей нашей газеты немало жителей отдаленных сельских территорий. Учитель, фельдшер, заведующий клубом там — представители местной интеллигенции, которые хранят культурные традиции, объединяют вокруг себя единомышленников-односельчан, беспокоятся о будущем родных мест. А вот молодые специалисты, увы, туда едут неохотно, им некомфортно жить вдали от больших городов. Кто придет на смену ветеранам-педагогам в глубинке?

— Если наш выпускник родом из таких мест, он, как правило, возвращается домой, учителем в родную школу. Его там знают, он знает педагогов, с которыми ему предстоит работать. Он там свой! Есть заявки от муниципальных управлений образования, наши выпускники едут и трудоустраиваются по таким заявкам. Но в такие школы лучше отправляться командой, одному специалисту адаптироваться будет достаточно сложно. Заставить ехать на работу в сельскую местность никто никого не может. Целевое направление на обучение из муниципалитета — дело достаточно эфемерное: абитуриент берет направление, за него никто не платит, и никто не может обязать его вернуться в этот муниципалитет на работу. Но есть такой вариант, как целевая подготовка, когда после второго курса ребята заключают договор с конкретной школой о том, что они обязуются в ней трудоустроиться после окончания вуза. Муниципалитет выплачивает такому студенту повышенную стипендию, гарантирует ему определенные условия при устройстве на работу — материальные, социальные, профессиональные. По сути, этот молодой специалист распределяется в конкретный коллектив, в него вкладываются средства, и он обязан отработать определенный срок. Но для молодежи важно не только то, в каком доме или квартире они будут жить, приехав в небольшой город или район. Велика роль и сопутствующей инфраструктуры: молодым людям хочется, чтобы было интересно и эмоционально жить. Поэтому большинство выпускников, конечно, хотят найти работу в большом городе, тем более, что вакансии педагогов есть всегда. Так что закрепление молодежи в сельских территориях — это социальная проблема государственного масштаба. Студенты любят романтику, они не «воротят нос» от села или маленького города, они поедут, если будет развитая инфраструктура. Это нормальное желание человека, выросшего в эпоху цифровых технологий. Так что решать проблему нужно на уровне государства. 

И еще меня очень тревожит тот факт, что нередко сами учителя не настраивают своих выпускников на работу в образовании, сами уничижительно относятся к труду педагога, не говорят ребятам, что их ждут в родной школе. Тем самым дискредитируя профессию, отрицая собственный труд. Это огорчает…

— И все же те, кто выбирает педагогику делом всей жизни, — кто они?

— Рано или поздно человек, решивший работать с детьми, осознает правильность своего выбора. Даже если он, проучившись в педагогическом вузе, отработав учителем год или два, на время оставил профессию, выбрал что-то другое, он обязательно вернется в профессию. Порой получив диплом бакалавра по иной специальности, в магистратуру приходят к нам. Педагогика — это не только гарантированное рабочее место, но и увлекательное дело, которое затягивает, это новые знания и навыки каждый день. С точки зрения личностного роста педагогическая деятельность уникальна! Здесь нельзя расслабляться, остановившись на достигнутом. Поэтому и педагоги-стажисты постоянно повышают свой уровень, накапливают знания, обгоняя возрастных сверстников. В их жизни нет места депрессии, унынию. И даже выйдя на пенсию, они сохраняют горячий интерес к жизни, их дни насыщены активными событиями. Это самое что ни на есть кипучее, вечно юное поколение — педагоги!

Беседовала Наталья Березнякова,
Газета «Пенсионер»
Фото пресс-службы УрГПУ