Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Rus
Eng
Все разделы

Чем является русская литература для нас сегодня? Состоялась новая открытая лекция Профессорского собрания УрГПУ

16 мая 320
Поделиться
Рассказать

В рамках программы работы профессорского собрания УрГПУ 15 мая состоялась лекция доктора филологических наук, профессора кафедры литературы и методики ее преподавания института филологии, культурологии и межкультурной коммуникации Светланы Ермоленко «Русская классическая литература в современном культурном пространстве».

Сначала Светлана Ивановна Ермоленко, специалист по русской литературе последней трети XIX века, кратко рассказала об истории появления великой русской литературы. Это произошло меньше чем за 100 лет. Еще в начале XIX века в Европе о русских писателях, поэтах, драматургах практически ничего не знали. К концу века это уже была литература, свободная от подражания кому бы то ни было, полностью оригинальная, новаторская, совершившая прорывы мирового значения и том, что касается формы, и прежде всего в содержательной стороне. 

Среди особенностей русской литературы — невероятная интенсивность литературного процесса, связь с общественным и национальным самосознанием, очень высокий уровень рефлексии практически любой из поднимаемых проблем. Русская литература — «великая литература вопросов». «Что делать?», «кому на Руси жить хорошо?», «где лучше?», «кто виноват?», но самый главный вопрос — «кто я, что я такое, почему и для чего я здесь». Для русской литературы характерен антибуржуазный пафос, отрицание индивидуализма, гордыни, стяжательства. Начало этой традиции заложил еще Пушкин в «Цыганах»: «Оставь нас, гордый человек, ты для себя лишь хочешь воли». Стефан Цвейг в своем эссе о русской литературе уже в XX веке писал, что там, где западноевропейские авторы выражают мечту человека о счастье здесь и сейчас, на земле, где у Диккенса, к примеру, герой после всех своих злоключений получает свой идеал — уютный маленький коттедж, милую жену и кучу детей, а Бальзак изображает стремление своих персонажей к славе, титулам и богатству, там у русских писателей герои заняты поисками Бога, осмыслением и оправданием своего существования.

Литературоцентричность русской жизни поколебалась в начале XX века, когда Владислав Ходасевич выразил настроения «серебряного века» в статье «Колеблемый треножник», а футуристы едва не сбросили Пушкина с корабля современности. Затем классическая русская литература на много лет снова утвердилась на своем почетном месте. Но в начале XXI века литература утратила ведущую роль в формировании культурного пространства в России. Не прекращаются попытки осмыслить эту ситуацию, высказываются разные мнения. Среди причин называют и то, что русская литература якобы устарела и не отражает проблем сегодняшнего дня, и то, что интерес к чтению сам по себе снижается. Современный человек воспринимает информацию небольшими порциями, в «нарезке» — лучше всего, если текст разбавлен фотографиями или видеороликами. 

Социологические опросы студентов пытаются выявить круг их чтения, и в списках фигурируют Михаил Булгаков (роман «Мастер и Маргарита» — «чемпион» студенческих симпатий), Федор Достоевский, Лев Толстой. Однако при более тщательном выяснении степени их знакомства с этими авторами выясняется, что оно очень поверхностное: респонденты не могут вспомнить ни персонажей, ни сюжет. Скорее всего, с русской классикой молодые люди, недавно окончившие школу, знакомы по краткому содержанию или фрагментам. Ситуация усугубляется тем, что сегодня не только школьники «читают» обзоры и выжимки, а не сами произведения — в школу приходят учителя, которые «читают» точно так же. 

Не прекращаются и попытки дискредитировать русскую литературу со стороны популярных блогеров и журналистов. Книги наших классиков периодически объявляются не только устаревшими, но и вредными: депрессивными, проповедующими презрение к труду и достатку, бездействие и покорность судьбе, искажающими исторические события (в первую очередь «Война и мир»). 

Светлана Ермоленко на это дает ответ, что русская классика сама по себе не устарела, но в современной социокультурной ситуации необходимо прилагать другие усилия (и в большем объеме, и качественно другие), чтобы она не ушла из круга чтения школьников и студентов. Нельзя экономить на лекционных часах: никакое самостоятельное изучение не заменит живого, эмоционального голоса лектора и контакта «глаза в глаза». Следует пересмотреть учебные программы и переломить в сознании представление о русской литературе как о «литературе генералов» — показать, что рядом с гигантами жили и создавали интересные и разнообразные произведения писатели второго ряда, что в России была своя «массовая литература» и т.д. Приблизить преподавание литературы к преподаванию других учебных предметов, прежде всего истории, усилить междисциплинарный подход. Посмотреть на знакомые произведения под неожиданным углом, как это делает Дмитрий Быков (его мнение, что самый важный эпизод «Войны и мира» — дуэль Пьера Безухова и Долохова — спорное, но интересное, заставляющее думать). Непредвзято относиться к попыткам кино- и театральных режиссеров осовременить классику. Светлана Ивановна привела два примера такого осовременивания: неудачный, по ее мнению, и удачный. В первом случае это интерпретация оперы «Евгений Онегин», где дух оригинала пропал, а во втором — фильм Марты Файнс «Евгений Онегин», где этот дух жив, несмотря на отдельные анахронизмы. 

Вывод Светланы Ермоленко: россиянам нельзя отказываться от великого литературного наследия, его необходимо сохранить даже в нынешние времена, трудные не только для литературы и образования, но и вообще для гуманитарных ценностей. Тем не менее, при наличии желания, знаний, широкого кругозора и творческого подхода к преподаванию литературы это возможно. 

Следующая лекция профессорского собрания состоится 22 мая в 15:30 в электронном читальном зале научной библиотеки УрГПУ. 

Текст: Ирина Шаманаева
Фото: Александра Карпушева