Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Елена Ермакова: «За то, каким человеком я стала, благодарю свой университет!»

26 июня 554
Поделиться
Рассказать

Елену Ермакову в УрГПУ хорошо знают. Эта мужественная девушка за десять лет своего обучения (на всех ступенях: специалитет, магистратура, аспирантура) своим примером доказала, что инвалидность по зрению — не препятствие для того, чтобы не только получить высшее образование, но и стать специалистом высшей квалификации.

19 июня Елена защитила выпускную квалификационную работу и окончила аспирантуру. И теперь она благодарит свой университет, своих учителей за то, что мечта, которая ей самой казалась трудноосуществимой, стала реальностью.

— Пришла я сюда робкой, стеснительной, неуверенной в себе девочкой, — рассказывает Елена. — Не понимала, как общаться с людьми, в первую очередь — со зрячими людьми. В детстве у меня был негативный опыт, и осадок от него остался надолго. Я не понимала, когда они говорят правду, а когда лгут, когда искренне хотят помочь, а когда думают только о том, чтобы извлечь выгоду. У меня был пункт на эту тему, и я каждого переспрашивала, нет ли в его словах подвоха... Университет стал моим первым настоящим инклюзивным опытом. Хочу отдать должное своей школе-интернату (Верхнепышминская СКОШИ им. С.А. Мартиросяна. — Прим. авт.), она тоже мне многое дала, но школа была закрытым миром, где мы общались только с себе подобными. А в УрГПУ мне пришлось учиться выстраивать отношения со своими здоровыми учениками и с преподавателями, которые не были настроены опекать меня и страховать каждый мой шаг так, как это делали в школе.

О том, как пришлось нарабатывать бытовые навыки самообслуживания, живя в студенческом общежитии, как справляться с учебой, с огромным объемом информации, который обрушивается на всех первокурсников, Елена уже рассказывала пресс-службе УрГПУ по другому инфоповоду — тогда мы беседовали с ней после ее победы (второго места) в конкурсе «Мисс Оптимистка». И все равно не укладывается в голове. Даже студенту с обычным зрением на первом курсе трудно. А тем более, если выбранная специальность связана с огромными объемами чтения. У Елены это была специальная психология (институт специального образования). «У меня была мечта помогать детям-инвалидам, таким, какой была я, работать в центре реабилитации. Правда, сейчас у меня поменялось мировоззрение, и планы несколько изменились», — отметила Елена.

— Еще одна проблема была в том, что я плохо владела письменной речью, мне трудно было писать сочинения, эссе, рефераты. И к тому же я привыкла, что в школе нам во всем помогали, а здесь пришлось справляться самой. Сначала я просила о помощи однокурсников, и они несколько раз помогли, но я сама прекрасно понимала, что они не должны это делать. Я должна была усвоить, что нужно или уметь делать все самостоятельно, либо быть нужной и полезной другим людям, чтобы им захотелось мне помогать. Быть способной сначала самой что-то дать, а потом получить. Есть такая метафора, мне нравится: когда мы дышим, мы сначала воздух выдыхаем, а потом уже вдыхаем. Это были мои первые уроки, полученные в университете.

Из моих учителей первой назову Елену Викторовну Хлыстову. Она меня взяла к себе. На кафедре специальной педагогики и специальной психологии каждый апрель проходит конференция по проблемам дизонтогенеза, у меня была мечта принять в ней участие. Елена Викторовна привила мне научный стиль, научила писать тезисы, научные статьи, делать доклады. Правила со мной каждую фразу, не жалея своего времени.

Потом в магистратуру и аспирантуру в институте психологии меня взяла Наталия Николаевна Васягина. Не знаю, как сложилась бы моя судьба, если бы этого человека не было в моей жизни. Передо мной стоял выбор — или уехать в Тюмень, где была для меня работа, или остаться здесь. И я осталась. Предпочла учиться дальше. Вот почему: Тюмень ближе к моему родному городу, к родителям, там у меня было бы меньше самостоятельности. Я потеряла бы все полученные здесь навыки самостоятельности. Я была еще не готова вылететь из гнезда УрГПУ. И после магистратуры у меня это чувство готовности ко всему, силы и самостоятельности еще не появилось, поэтому я поступила в аспирантуру. Наталия Николаевна Васягина расширила и углубила мои психологические и педагогические знания, усовершенствовала научный стиль, и теперь я уже могу написать что угодно, будь то доклад на конференции, учебная программа, проект, статья, дипломная работа. Я углубила благодаря работе с Н.Н. Васягиной и свой профессионализм в другой области — в магистратуре я занималась уже не специальной психологией, а психологией образования. Это дает больше знаний и компетенций. Наталия Николаевна показала себя как настоящий педагог и психолог, ее стиль очень мягкий, но умение мотивировать и вдохновлять у нее такое, что работа делается без напоминаний.

Я благодарна преподавателям ИСО Ольге Георгиевне Нугаевой, Ольге Владимировне Алмазовой, Владимиру Викторовичу Сабурову, Александру Павловичу Маршалкину. Всех этих людей я считаю своими учителями. Александр Павлович удивительно доступно объяснял нам такие сложные предметы как нейропсихология и патопсихология, на его лекции мы всегда ходили с удовольствием. Наши преподаватели давали нам знания не только о предметах, но и о жизни. Давали рекомендации о том, как строить свою семью, вести себя с противоположным полом, понимать мужчин и их чувства. В том, что я смогла создать свою семью, заслуга такого подхода несомненна! Я получила нужную психологическую подготовку для этого.

Огромная благодарность Ольге Николаевне Суриковой! Это благодаря ее помощи в подготовке номеров я стала в прошлом году «Вице-мисс» на конкурсе красоты для девушек с ОВЗ «Мисс Оптимистка». У нас есть совместные планы на еще один конкурс, который будет осенью. Ольга Николаевна согласилась помочь мне и в нем, несмотря на то, что я уже окончила университет.

А как же планы стать специальным психологом и помогать детям-инвалидам, которые претерпели корректировку? Дело, оказывается, вот в чем. За годы обучения в УрГПУ Елена Ермакова перестала позиционировать себя в первую очередь как человека с инвалидностью и осознала себя просто как человека, психолога, специалиста. Она почувствовала в себе силы профессионально помогать всем, кто придет к ней на консультацию. На практике в школе она попробовала себя и в роли школьного психолога, и опыт оказался позитивным. И теперь ей уже не хочется замыкаться в узких рамках. Она изучает новые технологии, планирует соединить психологическую помощь с мануальной терапией, словом, смело и свободно планирует свое будущее.

— Работу я планирую искать так, — говорит Елена. — Составлю список всех организаций, где могут быть нужны психологи, и буду всех методично обзванивать. Я прекрасно понимаю, что в 90 процентах случаев меня ждут отказы, но меня это не пугает. Мне это нужно: уметь держать удар, настаивать на своем, убеждать. Думаю, что в конце концов я найду именно то, что нужно.

А в первую очередь, конечно, Елена собирается отдохнуть. Осень ей предстоит горячая и деятельная! Пожелаем ей удачи и будем надеяться, что связь с университетом на этом не порвется. Научные конференции, различные мероприятия, связанные с проблемами инклюзии, — везде она будет желанной гостьей и участницей. Если понимать инклюзию как полную включенность в социум человека с ОВЗ, то этот пример позволяет назвать образование, которое дается в УрГПУ, действительно инклюзивным.

Текст: Ирина Шаманаева
Фото: Василий Васильев