Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Глубина повседневности: философ-практик Ран Лахав в УрГПУ

15 ноября 180
Поделиться
Рассказать

13 ноября в УрГПУ прошли лекция и мастер-класс доктора философии, магистра психологии, философа-практика Лахав Ран из г. Хардвик, США о философской практике.

Само словосочетание «философская практика» для ушей россиян кажется оксюмороном. Мы привыкли, что философия — это нечто абстрактное и далекое от практики. Но Лахав Ран считает по-другому:

— Ключевая идея философской практики заключается в том, что философия может обогатить нашу повседневную жизнь путем идей и абстракций, сделать жизнь более глубинной, наполнив ее смыслом.
С одной стороны, философия говорит о таких феноменах, как любовь, смысл жизни, самоопределение. С другой стороны философия слишком абстрактна. Как она может решить мои личные проблемы? Как связать два уровня — философию с ее очень высоким заоблачным миром и человека с его земными проблемами?

Каждый из нас является философом в определенном смысле. Но вместе с тем большинство из нас — не очень хорошие философы. Вопросы, которыми мы задаемся, достаточно поверхностны. Мы все узники платоновской пещеры, прикованные к своим местам. Мы наблюдаем только стены и трепещущие на них тени. Проблема в том, что эти тени мы считаем реальным миром. При этом цель практического философа — помочь человеку найти выход из пещеры для того, чтобы вывести его из его маленького мирка в мир огромных горизонтов. Все ключевые философы говорят о том же самом: Руссо, Спиноза, Ницше и другие: философия призвана расширять наши горизонты.

Мы постоянно отвечаем на ключевые вопросы философии в формате своей жизни, например, на вопрос «Что такое любовь?» При этом меня не интересует абстрактный уровень, но я выражаю свое понимание любви в своих действиях. Допустим, я каждую секунду хочу знать, что сейчас делает моя подруга, я ни секунды не могу жить без нее. Этим я демонстрирую свое понимание любви как неслиянного единства с любимым человеком. У меня есть друг, который уже две недели встречается с девушкой, но мне об этом не говорит. Я обижен. У меня нет теории о том, что такое дружба, но своими действиями я демонстрирую, что дружба для меня — предоставление личной информации.

Или еще пример. Я сижу в парке возле пруда. Вокруг меня деревья и камни. Я спокоен, тих и расслаблен. И вдруг я вижу человека, смотрящего на меня. Я взбудоражен, я пытаюсь сесть прямо, я напряжен. Что произошло? До присутствия другого я был субъектом. Внезапно я потерял роль субъекта и стал объектом наблюдения. По Сартру субъект — это свобода, я могу смотреть, обогащать смыслом объект, то есть предмет. Во время наблюдения я становлюсь объектом и лишаюсь свободы. Меня втянули в свое пространство. Я стал объектом в чужом мире. В этом случае любовь невозможна. Либо ты меня не воспринимаешь, как объект, либо ты меня используешь.

Я сегодня почувствовал себя объектом в екатеринбургском метро, когда, спускаясь на эскалаторе, увидел серьезную леди. Я сразу вытянулся и попытался вести себя суперприлично. Даже такой повседневный момент имеет под собой философское обоснование. Я отношусь к этим маленьким событиям с необходимой мне глубиной, стараюсь увидеть глубину повседневной жизни. Философом-практиком можно назвать всякого, кто видит эти моменты в своей жизни, но для этого у него должен быть огромный философский багаж.

Философия не так далека от жизни, как это может показаться. В определенном смысле мы все — философы, мы все реализует некоторый смысл бытия, но, как правило, мы плохие философы. Мы живем на поверхности бытия, мы загружаем его шаблонами, паттернами поведения, мыслей, эмоций. Так, человек, который много говорит, представляет, что жить — значит доминировать, быть видимым. Причем люди с таким поведением не могут себя поменять, это автоматические реакции. Люди застревают в пещерах своих представлений, и им кажется, что это и есть жизнь. В том и состоит роль философа-практика: помочь человеку осознать свою пещеру, свой набор поверхностных реакций, и в итоге выйти из пещеры в большой мир.

Записала Татьяна Мостон
Фото: Александра Карпушева