Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

О новой прессе, «клиповом» мышлении, мемах и языковом вкусе нашего времени

10 октября 135
Поделиться
Рассказать

9 октября состоялась очередная лекция из цикла лекций Профессорского собрания УрГПУ. Свое исследование на тему «Коммуникативные процессы в СМИ» представила профессор кафедры межкультурной коммуникации, риторики и русского языка как иностранного института филологии и межкультурной коммуникации Наталья Руженцева.

Наталья Борисовна рассказала об отражении в СМИ когнитивно-стилистических процессов, происходящих в обществе в последние 2 десятилетия. Иначе говоря, речь идет о том, как меняется мышление, и «под него» меняется газетный текст. Для анализа были взяты газеты «Аргументы и факты», «Аргументы и факты — Урал», «Московский комсомолец», «Комсомольская правда», «Экспресс-газета», «Аргументы недели». Примером стали тексты политического содержания. 

Динамика текстообразования в печатных СМИ, по словам Натальи Борисовны, ведет отсчет с 1990-х годов. Ранее в печати в стилистике повсюду соблюдалась унифицированная норма, а за содержанием строго следили органы, осуществляющие идеологический контроль. Преобладание официоза, ориентация на книжную речь делала советские газеты, независимо от их ведомственной принадлежности и целевой аудитории, удивительно однообразными, и даже блестящие, талантливые, широко образованные журналисты того времени (а их было немало) не могли кардинально изменить этот формат. 

В 1990-е годы СМИ начали меняться. Когнитивные процессы в прессе обусловлены изменениями в обществе. Об особенностях этих процессов можно прочитать в прекрасной монографии академика Виталия Костомарова «Языковой вкус эпохи». Однако со времен выхода этой книги произошло немало новых изменений. Наталья Борисовна указывает на следующие процессы, которые мы можем наблюдать: 

— Прагматизация текстов СМИ. Информация становится товаром, ее необходимо продать, в этой сфере существует острая конкуренция. Поэтому тексты становятся все ближе к наиболее массовому потребителю — условному носителю обиходно-бытового мышления. Политический контент подается под развлекательным «соусом» и сближается по форме с текстами глянцевых журналов. 

— Тексты все больше виртуализируются. Во-первых, политики мало чем отличаются от персонажей «глянца», любые медийные персоны представлены как собирательные образы богатых и успешных людей. Во-вторых, авторы широко используют мемы, рождающиеся в массовой культуре и Интернете. «Зима близко» — мем из «Игры престолов», к примеру, сегодня может указывать на обострившуюся ситуацию в политике. Узнаваемость текста широкой публикой повышает ее доверие к этому тексту. 

— Демократизация текстов. Язык СМИ становится все ближе к разговорной речи. На книжную речь ориентируются единичные издания. Не только лексика, но и синтаксис тяготеет к упрощению. — Нетрадиционные формы подачи материала. Начинают преобладать такие жанры как слухи, сплетни, неофициальные и неформальные комментарии, прогнозы, приметы. 

 — Профанизация: быть слишком серьезными для коммерческих СМИ сегодня смерти подобно. Ирония пронизывает все тексты, даже политическую аналитику. 

 — Дискретность подачи материала. Сегодняшние СМИ ориентируются на поколение носителей «клипового мышления». Вместо линейного монолитного текста публике предлагается короткий набор тезисов. Увеличиваются заголовки, они превращаются в мини-тексты (есть исследование, устанавливающее, что 80% читателей СМИ читают лишь заголовок). В тексте организуются «точки аттрактивности» (привлечения внимания). Вообще, востребованный текст сегодня — это текст, в который включено как можно больше возможностей переключения внимания (картинка, тезис, подзаголовок, цитата и т.д.). 

 Тексты становятся краткими. В печатных СМИ, как и в Интернете, не в чести длинная аргументация. Часто пускаются в ход ярлыки — краткие характеристики персонажа или явления, сочетающие экспрессию и оценочное начало. Интересно, что этот прием находит положительный отклик и у молодежи, и у старшего поколения, привыкшего к клише вроде «враг народа», «ястреб Пентагона», «поджигатели войны» и т.д. 

Следует назвать также деидеологизацию и плюрализацию СМИ. Внутренняя монологичность советской газетной стилистики сменилась диалогичностью, полифоничностью и полемичностью. 

Наталья Борисовна далека от оценивания когнитивных процессов в современных СМИ в категориях «хорошо-плохо». Не было хорошо и не стало плохо. Не было плохо и не стало хорошо. Изменения, которые мы наблюдаем, — процесс закономерный и неизбежный. Возврат к прошлому невозможен. И сказать, что общество глупеет, было бы неправильно. В стилистике, черты которой были названы, пишутся прекрасные, острые, глубокие аналитические материалы. Более того, если рассмотреть условно «серьезную» прессу, то окажется, что в ней идут те же процессы — может быть, в меньшем объеме, но в том же направлении. 

В заключение Наталья Руженцева призвала своих коллег постоянно обсуждать со студентами то, о чем пишут современные СМИ, обращая внимания на то, как они об этом пишут. И поделилась своим намерением написать монографию «Языковой вкус эпохи: 20 лет спустя», в которой будет отражена не только стилистика эпохи, но и когнитивные процессы, идущие в СМИ, и аксиологические (ценностные) изменения в СМИ и в обществе. 

Пресс-служба УрГПУ
Текст: Ирина Шаманаева
Фото: Александра Карпушева