Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Осмыслить прошлое, понять настоящее, увидеть контуры будущего: лекция профессора УрГПУ о месте России в глобальном мире

15 марта 472
Поделиться
15 марта 472
Поделиться

12 февраля в рамках II Всероссийского фестиваля «Живая история» доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории и методики преподавания исторических дисциплин Владимир Земцов прочитал открытую лекцию «Россия в глобальной политике».

Владимир Николаевич начал лекцию с тонкого и важного различия в представлении о «живой истории» у нас и в зарубежной историографии. Living history — это направление, связанное с «переигрыванием» истории, реконструкторской игрой в исторические события. Живая история по-русски — это «история, которая от нас никуда не ушла», память о которой до сих пор жива, а полемика вокруг нее все так же горяча, сколько бы времени нас от этих событий ни отделяло. 

 — Остались ли мы в прошлом, без конца вспоминая Великую Отечественную войну? Ведь мир давно изменился и ушел вперед, а мы остались мысленно там, с событиями 75-летней давности, — такой вопрос нередко слышишь, такое настроение чувствуешь. Чтобы разобраться в этом непростом вопросе, необходимо разобраться в теоретических воззрениях о том, что происходит с нашим миром, начиная с 1980-х годов, — так Владимир Земцов обозначил предмет своей лекции. 

Ученые, взявшиеся в 80-е годы за анализ тенденций современности и осторожные футурологические прогнозы, сначала были оптимистичны. Книга «Что нас ждет в 90-е годы» Джона Несбита и Патриции Эбурдин давала прогноз гармонизации мира, знаменитый Фрэнсис Фукуяма в «Конце истории» писал о неизбежной победе либерально-демократической модели общественного устройства, показавшей свою эффективность. В середине 90-х годов тональность прогнозов изменилась. Сэмюэль Хантингтон в «Столкновении цивилизаций» убедительно объяснил, что рано расслабляться, мир раскалывается по новым линиям разлома. В дальнейшем историки и политологи, в частности, Пол Кеннеди, спорили о том, где эти линии пройдут, выделяли и описывали различные цивилизации современного мира, вскрывали противоречия между ними. Экономика, экология (ресурсы земли не бесконечны), религия, социальное неравенство — пунктов, в которых может «полыхнуть», в современном мире огромное множество. 

Где же в этой глобальной системе отношений находится Россия? Владимир Земцов проанализировал эволюцию ее роли начиная с эпохи «холодной войны» и противостояния двух супердержав. Мир в то время был предсказуем, однако с падением одной супердержавы равновесие нарушилось. Был период, когда Россия попыталась целиком вписаться в новый порядок, правила которого определяли США, оставшиеся единственным гегемоном, но уже с середины 90-х Россия начала четче осознавать собственные интересы и последовательнее их отстаивать. Это было тем сложнее, что наша страна оказалась в геополитической изоляции: бывшие союзные республики стали отдаляться, у их границ, в Закавказье и Центральной Азии, активизировались другие сильные игроки. Россия прилагает много усилий, чтобы сохранить свои исторически сложившиеся сферы влияния, но для этого нужны ресурсы, а их недостаточно. Нужны дипломатические усилия, чтобы сохранить влияние в международных организациях. В целом можно сказать, что, как во времена Александра III, самыми верными союзниками России остаются армия и флот. 

Современный мир представляет огромный интерес для исследователя, картину различных течений, влияний, тенденций никак нельзя назвать предсказуемой и серой. Влияние снова набирают левые идеи, в том числе марксистские (политолог-неомарксист Иммануил Валлерстайн — один из тех, кто дает наиболее убедительный анализ современности). На глазах набирает силу страна, роль которой точно описывается латинским выражением «tertius gaudens» — «третий радующийся» (тот, кто извлекает пользу из борьбы двух гегемонов), — Китай. Усиливаются противоречия между благополучной частью общества и депрессивными, бедными регионами и группами. Вектор перемен смещается на восток. Туда же перетекает и значительная часть населения. И снова возникает вопрос — где в этом историческом процессе находится Россия? 

Владимир Земцов не ставил цель дать однозначные ответы на все эти вопросы, он предоставил слушателям поразмышлять о поворотных моментах нашей новейшей истории. Была ли недостаточно настойчивой наша попытка стать частью западного мира? Или направление было выбрано заведомо неверное, а попытка с самого начала обречена? Возвращаясь к вечному спору западников и славянофилов, Россия — это Европа, или у нее свой, особый евразийский путь? 

 — В начале 1990-х я тоже надеялся вместе со всей страной, что мы быстро изменимся, что все у нас будет хорошо, — сказал Владимир Николаевич. — Пройдя все эти стадии, сегодня я задаюсь вопросом: а может быть, правильно мы тогда не стали вписываться в этот гармонизирующийся мир, в глобализированное пространство? Может быть, надо подождать и сохранить свою идентичность? Мир очень быстро меняется

 С этой точки зрения выглядит очень интересной, хоть и не бесспорной, идея нашего замечательного ученого, историка и этнографа Андрея Головнева: Россия — это не Запад и не Восток, а Север, часть северной цивилизации. 

 Итак, перед нами стоит множество вопросов, которые нужно отрефлексировать для того, чтобы двигаться дальше. И, возвращаясь к началу лекции, опыт пережитой Великой Отечественной войны именно поэтому до сих пор нас не отпускает. Он слишком важен, чтобы торопиться сделать его только достоянием истории, и еще недостаточно изучен и осмыслен, чтобы получить ответы на сегодняшние наши вопросы о том, кто мы и куда мы идем. 

Пресс-служба УрГПУ
Текст: Ирина Шаманаева
Фото: Александра Карпушева