Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

«Помоги мне сделать это самому». Ранняя помощь в контексте современных подходов

14 октября 2019 1152
Поделиться
12.06.21 1152
Поделиться

14-15 октября в Екатеринбурге проходит межрегиональная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы оказания услуг ранней помощи детям и семьям» организованная Министерством образования и молодежной политики Свердловской области, Уральским государственным педагогическим университетом и Центром психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи «Ресурс».

Форум дефектологов и специальных психологов открыла исполняющая обязанности начальника отдела образования детей с особыми образовательными потребностями министерства образования и молодежной политики Свердловской области Ирина Фирсова

Ирина Викторовна зачитала приветствие министра образования Свердловской области Юрия Биктуганова, в котором говорится об огромной важности ранней диагностики и максимально раннего начала оказания медицинской, психологической и педагогической помощи детям для успешной коррекции проблем со здоровьем. Привлечение научных ресурсов из нескольких регионов России свидетельствует о том, что в Свердловской области осознают необходимость ранней помощи и создают условия для того, чтобы она развивалась. 

По словам модератора конференции, доцента УрФУ им. Бориса Ельцина Людмилы Токарской, форум не состоялся бы без организационной помощи и кадрового участия Уральского государственного педагогического университета. Ректор УрГПУ Светлана Минюрова выступила с приветственным словом и отметила, что речь здесь идет не только о развитии детей с особыми образовательными потребностями — это событие свидетельствует о профессиональном развитии и становлении самих педагогов-дефектологов, специальных психологов, людей, вовлеченных в эту профессию. УрГПУ выступает соорганизатором конференций, профессиональных конкурсов педагогов-дефектологов и педагогов-психологов. И, конечно же, образовательные программы УрГПУ развиваются в том же направлении, куда сегодня идут наука и практика. Магистерская программа института специального образования называется «Ранняя комплексная помощь», и на нее осуществляется прием на бюджетные места. 

Куда мы идем? 

На пленарном заседании конференции докладчиками были представители санкт-петербургской школы. С докладом «Глобальные перспективы развития ранней помощи» выступила Лариса Самарина, психолог, эксперт ЮНИСЕФ, директор Санкт-Петербургского института раннего вмешательства. 

Лариса Витальевна обратилась к аудитории с вопросом: «Какого будущего мы хотим для детей, с которыми сегодня занимаемся?» Педагоги и психологи ответили, что хотели бы видеть этих детей самостоятельными, живущими отдельно от родителей, имеющими семью и друзей, умеющими себя обслуживать, получившими образование, трудоустроенными, обеспеченными собственным доходом. 

— Тогда следующий вопрос. Что мы делаем для этого уже сегодня? 

Разбирая типичное на сегодняшний день содержание занятий со специалистами, семейных консультаций и групповой работы, Лариса Витальевна отметила, что хотя все специалисты понимают и хорошо представляют себе «дальние ориентиры», зачастую работа с детьми и их родителями плохо это учитывает. Необходимо всегда ставить перед собой как специалистом следующие вопросы:

— Развивают ли занятия инициативу ребенка, делают ли они ребенка более самостоятельным? 

— Помогают ли они развивать функциональные навыки ребенка, а не только дают ему знания? Иначе говоря, начинает ли ребенок делать в своей повседневной жизни то, чему он научился? 

— Улучшают ли, облегчают ли занятия повседневную жизнь семьи? Или они превращаются в дополнительную нагрузку для родителей (например, взваливают на родителей и ребенка обязанность делать дополнительное домашнее задание)? 

— Становятся ли члены семьи после общения со специалистом компетентнее и увереннее в своей способности оказать помощь ребенку? 

Лариса Витальевна обратила особое внимание на два момента. 

Первое. Согласно научным исследованиям, занятия специалиста с маленьким ребенком 2 раза в неделю составляют только 3-4% времени его бодрствования, и за это время едва ли возможно существенно повлиять на его развитие. Больше всего обучающих возможностей ребенок получает в повседневной жизни, в простых повседневных действиях (даже простое мытье рук имеет огромный развивающий потенциал). Научить ребенка использовать их по максимуму — задача родителей, которые, в свою очередь, должны быть научены специалистом. В этом заключается СМР-подход (Contextually mediated practices, «практики, опосредованные контекстом», «научение в контексте»)/ 

Второе. Обучение взрослых людей — это отдельная задача, требующая от специалистов других компетенций, не тех, которые нужны в работе с детьми (потому что экспертная позиция, техники прямого обучения со взрослыми не работают). Обучение родителей возможно только на позициях партнерства, а не экспертной трансляции некой информации от «знающего» к «незнающему». 

И разумеется, кроме информации, семья должна получать поддержку и ресурсы, чтобы у родителей особого ребенка было время, энергия, знания, навыки, желание вовлекать ребенка в повседневные дела и терпеливо ждать, пока он сделает что-то самостоятельно. Это труднее и дольше, чем сделать все за него, но только этот путь не ведет в тупик и создает для ребенка перспективу достойной, самостоятельной, независимой и полноценной жизни. 

Как обучать взрослых? 

Кандидат психологических наук Олег Пальмов, доцент факультета психологии СПГУ, выступил с докладом на тему «Роль семьи и специалиста в ранней помощи: изменение парадигмы». Олег Игоревич подробнее рассказал о CМР-подходе. Смена парадигмы, по его словам, заключается в том, что ранняя помощь (раннее вмешательство, по международной терминологии) эволюционирует от социально-педагогического подхода, осуществляемого в специальных центрах, к функциональному подходу, который осуществляется в естественной среде, и от разделения на развивающее направление и направление психолого-педагогического сопровождения — к комплексной модели, сочетающей в себе все. Этот процесс идет во всех развитых странах, и Россия движется в том же направлении. Для специалиста это означает переход от экспертной позиции к партнерской. 

Олег Игоревич охарактеризовал разные методы, которые возможны в работе со взрослыми (родителями и другими членами семьи) и подробно остановился на коучинге. Если очень кратко, то коучинг — это стратегия обучения (научения), направленная на укрепление способности родителей поддерживать развитие и активность их ребенка в повседневных жизненных ситуациях. Коучинг — это не «слушай меня и делай, что я говорю», и даже не «слушай меня и повторяй за мной». Это совместное (родителей и специалиста) планирование действий в отношении ребенка, совместное принятие решений, рефлексия, анализ, обратная связь, помощь по запросу. Это практика родителей под руководством специалиста. Это смещение фокуса с ребенка с его знаниями, умениями и навыками на всю семью. Целью должна стать среда, которая сама развивает ребенка. 

Семья — подводная часть айсберга (ребенка с его потребностями), и только в том случае, когда роль семьи и среды не игнорируется, а превращается в основную действующую силу, работа специалистов достигает результата. 

Что нужно детям? 

Татьяна Игрушкина, специальный педагог, заместитель директора Санкт-Петербургского института раннего вмешательства, начала свой доклад с показа французского документального фильма «Plasticité cérébrale» о том, как развивается детский мозг, о формировании нейронных связей, о точке, когда количество этих связей достигает максимума (у малыша их во много раз больше, чем у взрослого человека), и о том, когда мозг начинает их терять, переходя к специализации — усиленному развитию одних отделов за счет других. 

В связи с этим Татьяна Викторовна коснулась ряда тревожных вызовов современному детству. Это ментальная перегрузка (и вообще ранняя интеллектуализация, вдохновленная популярным мифом «после трех уже поздно»), постоянный стресс, появление новых зависимостей, коммерциализация детства (количество игрушек никак не коррелирует с их развивающим потенциалом) и т.д. 

Обучение маленьких детей базируется на родительских амбициях и страхе оказаться хуже других, опоздать, «недодать» чего-то своему ребенку. В результате детей развивают односторонне и перегружают чисто интеллектуальной деятельностью. На самом деле никакой пользы это детям не приносит. Мозг устроен гораздо сложнее. Максимум нейронных связей в раннем детском возрасте означает ускоренное развитие центров восприятия, а навыки, зависимые от опыта (обучение шахматам, иностранным языкам и т.д.) с возрастом связаны слабо — этим навыкам можно обучиться когда угодно. Знание сензитивных и критических периодов в возрастной психологии помогает не поддаться моде на раннюю интеллектуализацию, которая способна только навредить. 

Основной вид деятельности для маленького ребенка — игра, и это как раз то, чего ему сегодня больше всего не хватает. Право на самую обычную игру, шумную, раскованную и ничем жестко не направляемую, ребенку приходится буквально отвоевывать. Часто и родители, и даже педагоги забывают, что процесс для ребенка важнее, чем результат. Жесткое нацеливание на результат, лишение ребенка удовольствия от совершения «бессмысленных», на первый взгляд, действий убивает его интерес, лишает активности. 

Другая ошибка — озабоченность родителей зонами отдаленного развития ребенка, попытки нацеливать дошкольника на его будущее высшее образование (выбор занятий, увлечений). Татьяна Викторовна напомнила, что эффективной является только поддержка, которая оказывается ребенку в зоне ближайшего развития (идея Л.С. Выготского, актуальная по сей день, но о которой, к сожалению, часто забывают). 

Вывод: детям необходима свобода выбора. Необходима активность. Просто необходимо право на ошибку (и новые пробы, и новые ошибки)! Это относится и к особым, и к нормотипичным детям. Что бы ни делал ребенок, он хочет, чтобы ему помогли, но помогли сделать это самостоятельно. И в этой мягкой, деликатной, почти незаметной помощи со стороны самых близких людей, составляющих естественную среду ребенка, заключается современный подход к ранней помощи ребенку и семье. 

Наверное, многое из прозвучавшего сегодня на конференции вызовет вопросы у практиков. Но если с конечной целью ранней помощи сегодня согласны все, то выбор эффективных методов — задача конструктивного профессионального диалога. И он, конечно, будет таким. Завтра, 15 октября конференция продолжит работу в стенах УрГПУ. В здании на 8 Марта, 75 участников ждут мастер-классы по конкретным технологиям ранней помощи. 

Пресс-служба УрГПУ
Текст: Ирина Шаманаева
Фото: Александра Карпушева