Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Eng
Все разделы

«Понимание – это еще не все». В УрГПУ прочитал лекцию сотрудник журналов «Новый мир» и «Урал» Владимир Губайловский

22 мая 2018 837
Поделиться
07.05.21 837
Поделиться

Только что в Екатеринбурге и еще нескольких городах Свердловской области закончился фестиваль толстых литературных журналов «Толстяки на Урале». В рамках фестиваля на Средний Урал приехали люди, имена которых очень хорошо известны всем, кто следит за текущим литературным процессом: редакторы журналов, писатели, поэты, критики, публицисты. Гостем УрГПУ 19 мая стал Владимир Губайловский – сотрудник журнала «Новый мир» и автор колонки «Письма к ученому соседу» журнала «Урал». Он прочитал лекцию на тему «Почему мы не понимаем друг друга».

Лектора представил аудитории Александр Тагильцев, заведующий кафедрой литературы и методики ее преподавания ИФКиМК. Владимир Алексеевич Губайловский – писатель, поэт, критик, эссеист, активно занимается популяризацией науки. По образованию он математик, специалист в IT-технологиях, в частности, в той их области, которая связана с искусственным интеллектом. Основные научные интересы Владимира Губайловского касаются процесса мышления. Тема лекции тоже связана с ним. Понимание – это так называемая «социальная эмоция», которая играет огромную роль в человеческих взаимоотношениях. Пониманию люди придают очень большое значение, есть даже крылатая цитата из фильма «Доживем до понедельника»: «Счастье – это когда тебя понимают». Однако на самом деле с пониманием в человеческой популяции проблем как раз нет, и Владимир Губайловский доказал это в категориях нейрофизиологии.

По словам Владимира Алексеевича, взаимопонимание людей прошито эволюцией в мозгу на нейронном уровне. Есть опыты, доказывающие понимание человеком физических ощущений другого человека. Например, опыт, когда человек прикасается к своему лицу, а затем видит, как другой человек прикасается к своему собственному лицу. В этих случаях мозг выдает очень похожую реакцию, причем она автоматическая, сознание в ней не участвует.

Нашему пониманию прекрасно доступны и чужое удовольствие, и чужая боль, и чужой страх. Исследования на живом мозге подтвердили, что это действительно так, и реакцию на них человек выдает «на автомате». Вот еще более показательный опыт: испытуемому дается команда поднять определенные пальцы руки, и в этот момент он видит чужую руку. Когда чужая рука свободна, он выполняет команду очень быстро, никакие посторонние сигналы ему не мешают. Если на чужой руке другие пальцы, не те, которые нужно поднять, прикованы к столу, сигнал начинает «буксовать». И наконец, если испытуемый видит руку, у которой скованы те самые пальцы, его мозг обрабатывает информацию с большим опозданием, и он испытывает практически такую же тяжесть, пытаясь оторвать свои, совершенно свободные, пальцы от стола.

Но есть очень существенное уточнение: все это касается только живых объектов. Зеркальные нейроны – основа человеческой цивилизации, они обеспечивали процесс обучения путем копирования, считывания телесных сигналов в течение веков и тысячелетий, задолго до того как появилось «символическое» обучение. Но сигнал проходит только между людьми, которые находятся в непосредственной близости друг к другу. Между человеком и неодушевленным объектом его передача по понятным причинам невозможна или очень затруднена (например, человек на экране монитора тоже обрабатывается мозгом скорее как неодушевленный, чем как живой объект). Третий опыт: ученые измерили реакции мозга, если дверью прищемлена собственная рука, если прищемлена рука другого человека, и если это искусственная рука. В первом и втором случае интенсивность сигнала практически одинаковая. В третьем случае сигнал практически отсутствует. И эта информация заставляет задуматься о возможностях различных средств и технологий телекоммуникации, осознать, где находятся пределы их применения.

Таким образом, по мнению Владимира Губайловского, у людей нет проблемы понимания, люди хорошо понимают друг друга. Но за видимым непониманием прячутся неразделяемые с другими цели и намерения. Стремление к разным целям – это и есть источник конфликтов между людьми.

У нас прекрасная возможность понять другого человека. Понять не через те слова, которые он говорит: это важно, но он ведь может и не сказать того, что он думает. Мы его все равно будем понимать, если проведем с ним некоторое время, будем смотреть с ним на один и тот же объект, заниматься одним и тем же делом. Прекрасно работают эти реакции при совместной трапезе. Там активизируются обонятельные луковицы и возникает целая гамма чувств, которую мы тоже можем разделить с другим человеком, – заключил Владимир Алексеевич.

После лекции присутствующие задали вопросы. Поскольку аудитория состояла из педагогов и студентов педагогических направлений подготовки, вопросы касались проблем образования. На вопрос о том, полезны ли пассивные тренировки для студентов-физкультурников, которые из-за травмы, например, какое-то время не могут тренироваться активно, но могут наблюдать за тем, как это делают их одногруппники, Владимир Губайловский ответил:

– Со своей стороны, я уверен, что да. Поскольку активируются примерно одни и те же нейроны при воспоминаниях, при наблюдении и при проделывании какого-либо дела, наблюдение не полезно. Но все-таки моторные навыки очень сложны. И кроме того, они достаточно случайны. Я люблю смотреть соревнования по снукеру, и там иногда приходится видеть, как прославленные мастера бьют мимо, хотя шар поставлен элементарно. Конечно, они промахиваются редко, но все-таки они не могут раз за разом точно воспроизводить всю систему моторных навыков.

Когда мы перейдем на дистантное обучение, – задала вопрос профессор ИФКиМК Нина Барковская, – исчезнет преподаватель с его живыми реакциями, мимикой и так далее, и он в каком-то смысле превратится в машину. Скажется ли это на качестве обучения?

Скажется обязательно, – ответил Владимир Губайловский. – Это очень важный вопрос, он касается вообще всей нашей цифровой цивилизации. Что касается преподавания. Я однажды интересовался у своего товарища, который преподает программирование, почему он не переводит свои уроки в режим онлайн. Он ответил: «Я не могу. Когда я вхожу в аудиторию, я слышу, как они молчат. Я дифференцирую молчание. Оно может быть полностью пустым, может быть понимающим, может быть враждебным. И я должен его считать, понять и перевести в то состояние, которое мне нужно – в состояние понимания». Когда вы общаетесь по скайпу, это невозможно. Там происходит еще много разных моментов. Для человека очень важно присутствовать при событии. А что такое записанная лекция? Ее можно прокрутить еще раз, остановить, выключить. И мозг, совершенно нас не спрашивая, говорит: «Это объект. У него, правда, есть знакомые черты нашего преподавателя, но все равно это объект». Как только появляется возможность тиражирования, реакция мозга ослабевает. И с этим пока ничего не поделаешь.

Лекция Владимира Губайловского, на которой присутствовали преподаватели и студенты, несмотря на субботний день, собрала немало заинтересованных людей. Представители УрГПУ гордятся тем, что университет стал одной из площадок фестиваля «Толстяки на Урале» и получил таким образом возможность познакомить студентов с теми людьми и теми идеями, которые сегодня формируют информационное поле не только в нашей стране, но и отражают мировые тенденции. Ниже можно прослушать запись лекции.

Текст: Ирина Шаманаева
Фото: Ирина Шаманаева, Ксения Волянская