Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Rus
Eng
Все разделы

Постмодернизм в британской драматургии – новая тема лекции Профессорского собрания УрГПУ

24 октября 632
Поделиться
Рассказать

Новая лекция профессорского собрания 23 октября была посвящена постмодернизму в британской драматургии. Лекцию прочитала Елена Доценко, доктор филологических наук, профессор кафедры литературы и методики ее преподавания института филологии и межкультурной коммуникации УрГПУ.

Лекцию на тему «Типология постмодернизма в драме: британская версия» Елена Георгиевна Доценко начала уточнением хронологических рамок постмодернизма и возражением на утверждение, что универсального определения постмодернизма не существует. Исчерпывающих определений постмодернизма много, и все они отражают особенности этого направления, и само их многообразие логично для того феномена, которым является постмодернизм. 

И модернизм, и постмодернизм пытаются передать ощущение от мира как хаоса. Постмодернизм идет дальше и отрицает не только гармонию мира, но и единство текста. 

Постмодернистский лозунг «паразитирования на теле литературы» выражает отказ от создания принципиально новых текстов: текст объявлен уже существующим, созданным веками. Для постмодернистского текста, который объявляет себя принципиально вторичным, особый смысл приобретает обращение к истории. Исходя из понимания истории как рассказа о некоем событии, данное направление допускает, что версий может быть сколько угодно много, и нет смысла выяснять, какая единственная из них — правдивая. Так на смену историческому приходит неоисторический роман. 

В отличие от истории, литература себя фиксирует, и невозможно убавить или дописать даже строчку к существующему произведению. Поэтому постмодернистские авторы понимают весь мир как текст, берут фрагменты написанных текстов и свободно объединяют их на разных уровнях, доставляя читателю удовольствие догадываться, где в постмодернистском тексте заканчивается, например, аллюзия на Гете и начинается аллюзия на Диккенса или Хемингуэя. 

 Постмодернистский подход удачно проявил себя в прозе, но столкнулся с определенными сложностями в драматургии. Постмодернистская драма трудна для написания, для постановки и для восприятия. Для нее характерно дробление на бессвязные, казалось бы, эпизоды, деперсонализация личностей героев, хронотоп, соединяющий разные эпохи, хаотичное ветвление сюжетных линий, обилие культурных отсылок. Поэтому драматургов, успешно работающих в направлении постмодернизма, очень мало. И самый яркий их представитель — Том Стоппард (р. 1937). Как раз на примере его творческой эволюции можно проследить всю эволюцию постмодернизма в британской драме. 

Первая пьеса Стоппарда «Розенкранц и Гильденстерн мертвы» (1967) — до сих пор самая знаменитая, ее чаще всего ставят, более того, благодаря Стоппарду Розенкранц и Гильденстерн, незадачливые друзья Гамлета из трагедии Шекспира, теперь известны всем — их знают даже люди, затрудняющиеся назвать других персонажей этой пьесы кроме самого Гамлета. Сначала Стоппард замыслил соединить в своей пьесе «Гамлета» и «Короля Лира». Но в итоге пьеса стала синтезом «Гамлета» и «В ожидании Годо» Беккета. Розенкранц и Гильденстерн — это Владимир и Эстрагон. Они мертвы, о чем заявляется уже в названии, их нет, однако они «воскресают» вновь и вновь, когда актеры выходят на сцену. 

Новым этапом в творчестве Стоппард становятся одноактные пьесы с детективной интригой — «Настоящий инспектор Хаунд» и «После Магритта», насыщенные аллюзиями на Агату Кристи, «Собаку Баскервилей» Конан Дойла, а также на творчество художника Рене Магритта. К политике Стоппард обращается в пьесах «Зашифрованные Гамлет и Макбет», «Рок-н-ролл». В обеих действие происходит в Чехословакии, на родине Тома Стоппарда. Во второй пьесе действует Вацлав Гавел — драматург, абсурдист, диссидент, деятель «бархатной революции» и первый президент постсоциалистической Чехии. 

 После лекции слушатели задали много вопросов Елене Георгиевне, и разговор о постмодернизме в литературе был продолжен. 

Пресс-служба УрГПУ
Текст: Ирина Шаманаева
Фото: Мария Кочнева