Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Rus
Eng
Все разделы

Инклюзивное образование остается в центре внимания ученых, педагогов и общественных организаций

29 августа 197
Поделиться
Рассказать

 Самой многочисленной из секций августовского педагогического совещания 27 августа стала секция «Инклюзивное образование — пространство равных возможностей». На нее зарегистрировались более 200 человек. В работе секции приняли участие педагоги-дефектологи, специальные психологи, представители некоммерческих организаций и родительской общественности, преподаватели вузов. Уральский государственный педагогический университет был представлен сразу двумя институтами — институтом специального образования и институтом педагогики и психологии детства в лице кафедры педагогики.

Секцию открыла Светлана Блаженкова, начальник отдела образования детей с особыми образовательными потребностями министерства образования и молодежной политики Свердловской области: 

— Те технологии, которые мы будем обсуждать на нашей секции, становятся сегодня основой психолого-педагогического сопровождения. Ваш опыт становится востребованным не только в школах, реализующих адаптированные образовательные программы, но и в других школах, где нормативно развивающиеся дети сталкиваются с проблемами при освоении учебного материала. Мы приносим вам благодарность за то, что вы ежедневно, ежечасно работаете с проблемами, которые многим кажутся нерешаемыми. Вы — передовики, вы согреваете самых разных детей и идете вместе с ними к вершинам, всегда помня о том, что вершина у каждого ребенка своя, — сказала Светлана Витальевна, обращаясь к педагогам и психологам, работающим в коррекционных и инклюзивных образовательных организациях. 

Почетным гостем секции стал доктор педагогических наук, академик РАО, руководитель рабочей группы разработчиков ФГОС ОВЗ Николай Малофеев. Николай Николаевич довольно часто бывает в Екатеринбурге и отмечает позитивные изменения, которые происходят в сфере образования от визита к визиту. В этот раз Николай Малофеев подчеркнул, что секция вызвала наибольший интерес у педагогической общественности не случайно. 

— Цензовое обучение, обучение по адаптированным и основным образовательным программам стало реальностью. Еще в 1992 году, когда наш коллектив предложил специальный образовательный стандарт, нас никто не поддерживал, все вокруг говорили, что в одной образовательной организации двух стандартов быть не может. А мы объясняли, что в Конституции РФ записана не обязанность ребенка освоить кем-то написанный стандарт, а обязанность государства 10 лет учить этого ребенка бесплатно. И ситуация, когда всех детей заставляют осваивать единый стандарт, делает многих из этих детей неуспешными и несчастными. И речь идет не только о детях-инвалидах. Наша идея была в конце концов понята и принята. И сегодня Россия в числе стран-лидеров, которые обеспечивают качественное образование для разных категорий обучающихся. 

Николай Малофеев напомнил, что в центре любого процесса обучения находится человек с его человеческой судьбой. Все, чему его учат, направлено в итоге на повышение качества его будущей жизни, независимо от того, обычный это ребенок или особый. Не абстрактные образовательные результаты, а реальные возможности жить максимально независимой и достойной жизнью должны стать целью образования. 

Также Николай Николаевич говорил об исключительной важности ранней диагностики и ранней помощи. Не так уж редки ситуации, при которых, если ранняя помощь оказана вовремя и качественно, задачи коррекционной педагогики упрощаются во много раз. Много лет зарубежная и отечественная сурдология и сурдопедагогика накапливали бесценный опыт, совершенствовали методику, и вдруг оказалось, что кохлеарная имплантация, при условии, что она сделана в ранние сроки, может сделать глухого ребенка слышащим, и методики обучения глухих детей устной речи будут просто не нужны. Остановился докладчик и на проблеме выбора глухим или слабослышащим ребенком средства общения. Будет это устная, жестовая или еще какая-то другая коммуникация — не так важно. Важно, чтобы он умел общаться. Тогда он сможет иметь друзей, семью, жить максимально возможной для него полноценной жизнью. О необходимости продуманной профориентационной работы в докладе также было сказано. 

Доцент кафедры педагогики, кандидат педагогических наук Татьяна Дорохова отметила, что инклюзия сегодня существует в школах в разных формах. Дети приходят на отдельные мероприятия, учатся в классе по адаптированным программам, учатся по общим неадаптированным программам. Любая форма имеет право на жизнь. Но чем раньше ребенку оказана помощь, тем проще будет с ним работать и медикам, и педагогам. Кафедра педагогики занимается научным и методическим обеспечением интеграции ранней помощи в систему образования и занята поиском опорных площадок. Логичнее всего, чтобы ими стали детские сады. В настоящее время уже заключены договоры с несколькими детскими садами, и педагоги кафедры выстраивают систему сопровождения инклюзивного образования на этом этапе. 

Профессор института специального образования, заведующий кафедрой теории и методики обучения лиц с ОВЗ, доктор филологических наук Александр Кубасов огласил цифры: 80% школ и 75% педагогов сегодня не готовы к инклюзивному образованию. И это неудивительно, потому что реальная нагрузка на педагогов и техническая оснащенность образовательных организаций очень сильно отличаются от официальной статистики не в лучшую сторону. О неготовности массовых школ к работе с детьми с ОВЗ все еще не принято говорить открыто, учителя и родители вынуждены выступать анонимно, и на таких площадках они признаются в своем бессилии. «Мы не владеем теми компетенциями, которые нужны», «у нас нет нужных специалистов», «мы ничего не успеваем» — вот типичные высказывания. Александр Васильевич остановился на мифах и стереотипах, которые сопутствуют инклюзии в обществе: например, родители боятся, что ученик с ОВЗ потянет успеваемость класса вниз, потому что учитель будет вынужден заниматься только им и забросить нормативно развивающихся детей. Для того, чтобы эти мифы ушли из сознания и на их место пришла сформированная инклюзивная культура, необходимо реальное обеспечение ФГОС ОВЗ — кадровое, техническое, методологическое. Необходимо также повышение роли педагога-дефектолога как консультанта, пропаганда удачных примеров инклюзии. 

Психолог, член совета регионального отделения Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ) Наталья Кошелюк рассказала об ожиданиях родителей от инклюзивной школы. Они хотели бы видеть дружественную среду для своих детей, принятие, уважение, готовность и умение педагогов работать с детьми с особыми потребностями. К сожалению, одна из причин несформированности инклюзивной культуры — неготовность к инклюзии именно тех людей, которые должны быть ее проводниками. Так, руководители образовательных организаций зачастую не заинтересованы в настоящей инклюзии и предпочитают объявлять свои школы «инклюзивными» за счет детей с соматическими заболеваниями (астмой, диабетом и т.д.), всеми силами избегая детей с ментальными нарушениями, расстройством аутистического спектра. И их можно понять, потому что для работы с такими детьми у них нет ресурсов. Нормативное количество ставок тьюторов — 1 на 6 «особых» детей, но если для детей с соматическими заболеваниями этого достаточно, то каждому ребенку с ментальными нарушениями необходим персональный тьютор. В противном случае этим ребенком занимается учитель, и тогда страдает весь класс. 

Заведующая кафедрой педагогики, доктор педагогических наук Юлия Галагузова закончила работу секции на оптимистической ноте. Юлия Николаевна рассказала о проекте, которым занимается кафедра — «Творческая лаборатория социальной инклюзии», об идее, которой руководствовались преподаватели и студенты: сделать этот проект не для людей с инвалидностью, а вместе с ними. Образовательные организации навстречу не пошли, и тогда кафедра нашла партнеров среди НКО, которые проявили больше гибкости и готовности к взаимопониманию: АНО «Благое дело» и АНО «Белая трость». В совместных мероприятиях фасилитаторами, тьюторами и наставниками выступали то люди с ОВЗ (обучая студентов ремеслам), то студенты (подготавливая концертные номера). На всех участников эти встречи и совместная работа произвели эффект настоящего переворота в сознании. Студенты потом рассказали, как первоначальный страх перед контактом с необычным, «особым» человеком у них потом сменился доверием, уважением и принятием. 

Движение навстречу друг другу — единственный возможный путь для утверждения инклюзивной культуры. Инклюзия противоположна сепарации и изоляции. Утверждение идеи «разных, но равных» людей на всех уровнях и во всех сферах должно быть обязательно подкреплено многократным улучшением материальной базы инклюзивного образования и повышением квалификации педагогов, но постепенное внедрение в сознание этого принципа как единственно возможного — задача уже сегодняшнего дня. 

Пресс-служба УрГПУ
Текст и фото: Ирина Шаманаева