Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Eng
Все разделы

Ученые УрГПУ провели исследование восприятия молодежью вандализма в Москве

25 февраля 435
Поделиться
25 февраля 435
Поделиться

В феврале сотрудники УрГПУ Ольга Кружкова, заведующая лабораторией перспективных социосредовых исследований, доцент кафедры общей психологии и конфликтологии и Марина Бабикова, начальник отдела подготовки и аттестации кадров высшей квалификации, ассистент кафедры межкультурной коммуникации, риторики и русского языка как иностранного в рамках реализации гранта РНФ № 17-18-01278 провели исследование особенностей восприятия вандальных повреждений городской среды представителями молодежи, проживающими на территории Москвы.

Исследование проводилось на базе Московского университета им. С. Ю. Витте. Фокус-группы и серия интервью, в которых участвовали студенты московского университета, позволили определить понятийное поле вандализма в представлении молодежи, а также особенности когнитивных, эмоциональных и поведенческих реакций на различные виды вандального повреждения или преобразования городского пространства.

В ходе проведения фокус-групп исследователи познакомили студентов с некоторыми фактами изучения феномена вандализма.

— Вандализм — ангажированный термин, — говорит Ольга Кружкова. — Вследствие чего затруднительно отделить его научное значение от стереотипного восприятия в обществе. Однако выявление стереотипов о вандализме и вандалах — задача важная и интересная, поскольку ее решение позволит найти основополагающие факторы формирования отношения к вандальному поведению и его последствиям у молодежи с учетом региональных особенностей.

Сейчас относительно вандализма существует серия «мифов». Во-первых, о том, что вандальное поведение характерно только для подростков и молодежи. Но это не так. Вандальная активность взрослых менее заметна на улицах городов, основной средой ее развертывания становится организация, в этом случае говорят об организационном вандализме. Во-вторых, стереотипно считается, что вандализм бессмысленен и имеет исключительно негативное значение для общества.

— Даже в Большом толковом словаре по культурологии вандализм определяется как «бессмысленное уничтожение культурных и материальных ценностей». В то же время функции вандализма и с позиции личности, и с позиции общества раскрывают его возможности в контексте самореализации личности и сигнализирующих маркеров социального неблагополучия пространства города, — добавила Ольга Владимировна.

Представляя комплексные результаты исследования, Марина Бабикова рассказала аудитории о том, какие смысловые группы представлены в форме графического вандализма в городском пространстве регионов России: «Морально-этические», «Субкультурные», «Политическое мировоззрение», «Контактные данные», «Реклама», «Посмертные граффити», «Коммуникация», «Визуализация», «Локация», «Символы».

Участники фокус-групп познакомились не только с общерегиональной спецификой распространения графического вандализма, но и узнали некоторые особенности распространения графического вандализма в Москве.

УНОиПД УрГПУ