Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Eng
Все разделы

Исследование отношения современных старшеклассников ко времени „Большого террора“ и к личности И.В. Сталина

Участники: Деменцев Егор Иванович, Канонеров Иван Евгеньевич,

Кузнецов Максим Сергеевич, Мосин Дмитрий Сергеевич,

ученики 10 Б класса МБОУ СОШ № 50, г. Нижний Тагил,

Руководитель: Турчанинова Вероника Никитична,

 учитель истории МБОУ СОШ № 50,

 г. Нижний Тагил Свердловской области

 

В прошедшем учебном году группа учащихся нашей школы посетила ряд площадок проекта «Если бы не 1917... Если бы не 1937…», организованного Уральским государственным педагогическим университетом в год столетия и восьмидесятилетия событий, оказавших существенное влияние как на дальнейшую историю нашей страны, так и на облик, характер и даже, возможно, на менталитет нашего народа. Присутствие на круглом столе и дискуссии поставило перед нами ряд вопросов: неужели при абсолютной доказанности преступности режима И.В. Сталина авторитетными учеными-историками и сохранении в памяти старших поколений ужасов периода «большого террора» у современной молодежи наблюдается тенденция к оправданию и даже возвеличиванию данного вождя? На чем основана эта тенденция: на элементарном незнании или, наоборот, на основании глубокого изучения вопроса; и, наконец, как современные подростки решают для себя вопрос о взаимодействии «власть – человек»?

Для получения ответов на эти вопросы мы решили провести анкетирование среди старшеклассников нашей школы. Целью нашего исследования было выяснить отношение современных старшеклассников ко времени «Большого террора» и к личности И.В. Сталина.

Разработанная анкета включила 15 вопросов:

·                Паспортичка (вопросы о респондентах) состояла из 1 вопроса: № 15.

·                Были в анкете и два контрольных вопроса (дают возможность уточнить правильность сообщенных респондентами сведений, а также исключить из дальнейшего рассмотрения недостоверные ответы или даже анкеты): №№ 2 и 6.

·                Четыре вопроса в анкете относятся к вопросам-фильтрам: №№ 3, 7, 9, 11.

·                Остальные восемь вопросов – содержательные, все они относятся к группе вопросов о фактах сознания, являются закрытыми, в основном – поливариантными.

Исследование проводилось в сентябре 2017 года в МБОУ СОШ № 50 города Нижнего Тагила. В анкетировании приняли участие 9 А, 9 Б, 9 В, 10 А, 10 Б, 10 В, 11 А и 11 Б классы. Респонденты заполняли анкеты непосредственно в присутствии анкетера, в кабинетах школы. Учащимся разъяснялось, что группа исследователей школы проводит анкетирование, направленное на выявление отношения современных старшеклассников ко времени «Большого террора» и к личности И.В. Сталина. Ребят попросили самостоятельно, искренне и вдумчиво ответить на вопросы предлагаемой анкеты. Было дано разъяснение: в каждом вопросе предполагается один вариант ответа, кроме случая, где это особо указано, исследование анонимное.

Количество ребят, принявших участие в анкетировании, представлено в таблице 1.

Табл. 1.

Количество респондентов анкетирования «Отношение современных старшеклассников ко времени «Большого террора» и к личности И.В. Сталина»

(количество человек)

 

9-е классы

10-е классы

11-е классы

Всего

70

58

50

178

 

Итак, какие ответы мы получили от наших респондентов? В нашем рассказе для удобства восприятия мы будем в основном оперировать относительными цифрами (%). Задача нашей статьи – продемонстрировать статистические данные. Вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» предстоит решить ученым и нашим педагогам.

Первым вопросом анкеты был: «Кого Вы считаете главной исторической личностью России ХХ века?» В качестве вариантов ответа мы предложили всех лидеров государства, бывших таковыми более, чем 3 года. Таким образом, в наш список попали все личности, кроме Ю.В. Андропова и К.У. Черненко: Николай II, В.И. Ленин, И.В. Сталин, Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев, М.С. Горбачев, Б.Н. Ельцин.

Ответы респондентов-девятиклассников распределились следующим образом:

40 % респондентов назвали В. И. Ленина, 39 % – И. В. Сталина, на третьем «месте» с огромным отрывом – Николай II (9 %) и Ельцин Б. Н. (7 %), и по 1-2 % голосов респондентов получили Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев и М.С. Горбачев. В данных ответах мы видим, что учащиеся 9-х классов достаточно внимательно отнеслись к ответу на этот вопрос. При обращении в шапке анкеты было указано, что исследование посвящено эпохе И.В. Сталина, и респонденты могли принять первый вопрос за «контрольный», в котором якобы ждут подтверждения, что именно Сталин был главной личностью ХХ века.

Посмотрим, как ответили десятиклассники: здесь 45 % респондентов отдали приоритет И.В. Сталину; В.И. Ленин является главной исторической личностью России ХХ века по мнению 28 %; на третье место у десятиклассников попадает Б.Н. Ельцин (10 %); далее – Николай II и М.С. Горбачев (по 5 %); Н.С. Хрущев, Л.И. Брежнев – по 2 % голосов.

Познакомимся с ответами одиннадцатиклассников. У самых старших учеников средней общеобразовательной школы И.В. Сталин получил большинство – 64 % голосов респондентов, на втором месте по-прежнему В.И. Ленин с 22 %, Николай II вновь (как и у девятиклассников) попадает на 3 место (10 %), по 2 % – у М.С. Горбачева и Б.Н. Ельцина, по 1 % – Н. С. Хрущев и Л. И. Брежнев.

Следующий вопрос (№ 2) носил характер контрольного. В нем предлагалось указать, какой статус имел И.В. Сталин в Советской России. Учащиеся должны были выбрать один вариант, который кажется им наиболее близким к истине из следующего списка: лидер государства, полководец, чиновник государственного аппарата, судья, религиозный лидер. Естественно, ученики должны понимать, что И.В. Сталин был лидером государства. Если мы увидим большое количество других ответов, то придется говорить о несостоятельности данных ребят как респондентов.

Итак, что мы увидели у девятиклассников? 80 % ответили, что Сталин был лидером государства, 13 % – что он был полководцем (что тоже не является неправдой), 4 % назвали его религиозным лидером – эти анкеты в дальнейшем мы ставим под сомнение, 1 % причислили И.В Сталина к чиновникам государственного аппарата, никто (0 %) не назвал его судьей.

Каково же мнение десятиклассников? Мы видим похожую картину: 78 % убеждены, что И.В. Сталин был лидером государства, 18 % помнят, что он был полководцем, 2 %, называя его религиозным лидером, попадают в число ненадежных респондентов, 2 % считают, что Сталина правильно называть чиновником госаппарата, никто (0 %) не указывает ответ «судья».

Отличается ли представление о Сталине у одиннадцатиклассников? 82 %, снова подавляющее большинство, относит И. В. Сталина к категории лидеров государства, и по 2 % респондентов отвечают, что он был полководцем, религиозным лидером, судьей и чиновником. Не соответствует истине вариант «религиозный лидер», поэтому 2 % из респондентов-одиннадцатиклассников попадают в группу с сомнительной искренностью или осведомленностью.

Таким образом, под сомнение в дальнейшем мы поставим в среднем 2, 7 % ответов респондентов, что является очень хорошим показателем для верификации анкетных данных.

Задавая следующий вопрос, мы испытывали некоторые опасения: вдруг современные подростки займут просталинскую позицию. Вопрос анкеты № 3: «Как Вы считаете, необходимо ли в современных условиях установить памятник И. В. Сталину?», – был дихотомическим и служил вопросом-фильтром. Респондентам, ответившим «Да», предлагалось перейти к вопросу 4 и объяснить причины своей убежденности в необходимости установки памятника советскому вождю. Респонденты, не согласные с данным предложением, могли указать свои мотивы, ответив на вопрос 5.

Изучим полученную картину. На вопрос: «Как Вы считаете, необходимо ли в современных условиях установить памятник И. В. Сталину?», ответили «Да» 71 % девятиклассников, 60 % десятиклассников и 58 % одиннадцатиклассников. Радует, что, во-первых, по мере взросления учащихся их убежденность в необходимости установки памятника Сталину снижается, во-вторых, в качестве причин данной необходимости 48 %, 68 % и 71 % учеников 9, 10 и 11 классов (большинство в каждой группе), ответивших «Да», указали в качестве причины: «Это наша история, и мы должны ее помнить». А вот 30 %, 22 % и 21 % считают, что И.В. Сталин был великим человеком, и поэтому следует увековечить его память каким-либо монументом. Самый непопулярный ответ среди причин необходимости установки памятника во всех группах респондентов – «И. В. Сталин был хорошим руководителем государства», его выбрали 22 %, 8 % и 8 %.

Вспомним, что на вопрос: «Как Вы считаете, необходимо ли в современных условиях установить памятник И.В. Сталину?», меньшинство опрашиваемых в каждой группе ответили «Нет»: 29 %, 40 % и 42 %. В качестве причин своего неприятия данной идеи 35 %, 66 % и 70 % назвали «И.В. Сталин был убийцей, увековечивать его нельзя»; 13 %, 17 % и 15 % считают главной экономическую составляющую вопроса и отмечают вариант «Все памятники были снесены, не нужно тратить деньги на их восстановление». И 35 %, 17 % и 15 % отвечают категорично: «Его (Сталина) нужно забыть».

Следующий вопрос вновь контрольный: «Какое время в истории нашей страны называют периодом «Большого террора»? Напомним, что термин «Большой террор» используется современной историей для характеристики периода наиболее массовых сталинских репрессий и политических преследований в СССР 1937-1938 годов. Для периодов правления других, даже зарекомендовавших себя суровыми, непреклонными руководителями страны, данный термин не используется. Поэтому все ответы, кроме «Время правления И.В. Сталина» поставят под сомнение степень осведомленности респондентов в проблеме.

К сожалению, после данного вопроса нам придется усомниться в компетентности достаточно большого количества наших респондентов. Правильное соответствие: «Большой террор» = «Время правления И. В. Сталина» указали 55 % девятиклассников, 80 % десятиклассников и 67 % одиннадцатиклассников. То есть от 20 % до 45 % респондентов трех исследуемых групп не обладают необходимой степенью компетентности в изучаемой проблеме, то есть их ответы базируются не на хороших знаниях, а как раз наоборот – на низкой осведомленности (высокий процент неосведомленности девятиклассников объясняется, конечно, тем, что они еще не изучали соответствующей темы на уроках истории).

Следующий вопрос анкеты (№ 7) был: «Коснулись ли Вашей семьи репрессии периода «Большого террора»? Респонденты могли ответить: «да», «нет» или «не знаю». Среди девятиклассников 9 % (6 человек) ответили утвердительно, 31 % уверены, что их семью репрессии не коснулись, 60 % признались, что не знают. Среди десятиклассников лишь 3 % (2 человека) знает о том, что его семья стала жертвой «Большого террора», 48 % ответили отрицательно, и 50 % – не обладают информацией. У одиннадцатиклассников мы также увидели ровно половину респондентов, не знающих ответа на этот вопрос, 40 % убеждены, что репрессии обошли их род стороной, и 8 % (4 человека) заявили, что члены их семей становились жертвами террористической внутренней политики красных властей.

В следующем вопросе ребятам, ответившим на предыдущий вопрос утвердительно, предлагалось указать, каким образом репрессии периода «Большого террора» коснулись их семей (Вопрос № 8). И предлагались варианты: кто-то из родственников был расстрелян, кто-то из родственников отбыл срок наказания в местах лишения свободы по политической статье, семья была выслана, и предлагался вариант «Не знаю».

Из 12 респондентов (из всех трех групп), указавших, что репрессии коснулись их семей, в среднем по 25 % (по 3 человека) указали, что кто-то из родственников был расстрелян, или что кто-то из родственников отбыл срок наказания в местах лишения свободы по политической статье, 33 % (4 человека) знают, что семья была выслана. А от 17 % (человека), оказавшиеся в группе двятиклассников, при положительном ответе на предыдущий вопрос («Коснулись ли Вашей семьи репрессии периода «Большого террора»?) в следующем вопросе затруднились указать, каким именно образом это произошло.

Вопрос № 9 был призван выявить отношение подростов к использованию труда людей, отбывающих наказание в местах лишения свободы. Ребятам было предложено ответить, считают ли они допустимым в стране, испытывающей большие экономические трудности, принуждение заключенных к труду в нечеловеческих условиях.

Мнения девятиклассников разделились практически поровну: 45 % считают, что это оправдано, 55 % – против. У десятиклассников группа также разделилась почти пополам, но перевес произошел в пользу ответа «Допустимо», так ответили 52 %, а 48 % все-таки придерживаются гуманистических принципов, и указывают, что применение труда в нечеловеческих условиях не оправдывается ничем.  Одиннадцатиклассники также демонстрируют полярность мнений, представленную в их ученическом коллективе почти равными долями: 40 % ответили, что в стране, испытывающей большие экономические трудности, принуждение заключенных к труду в нечеловеческих условиях оправдано, 60 % – против.

Тем, кто ответил «Да, оправдано», было предложено в следующем вопросе пояснить свою позицию и выбрать из предложенных вариантов близкий к своему мнению. Респондентам предстояло выбрать, к чему ближе их позиция и указать, во-первых, считают ли они привлечение к труду людей, отбывающих наказание в местах лишения свободы, возможным и целесообразным при любых экономических условиях или только при сложных экономических условиях в стране; во-вторых, таковое привлечение возможно в любых, даже очень суровых, условиях проживания и труда или только в приемлемых условиях проживания и труда. Поэтому можно было выбрать два варианта ответа. Среди респондентов, которые ранее ответили, что принуждение заключенных к труду в нечеловеческих условиях в стране, испытывающей большие экономические трудности, приемлемо, 35 % (11 человек) девятиклассников, 37 % (11 человек) десятиклассников и 55 % (11 человек) одиннадцатиклассников указали, что привлечение к труду людей, отбывающих наказание в местах лишения свободы, возможно и целесообразно при любых экономических условиях.

Что таковое принуждение возможно лишь при сложных экономических условиях в стране, высказались 26 % (8 человек) девятиклассников, 23 % (7 человек) десятиклассников и 15 % (3 человека) одиннадцатиклассников.

Что касается условий труда: 26 % (8 человек) девятиклассников, 30 % (6 человек) десятиклассников и 5 % (1 человек) одиннадцатиклассников считают, что привлечение к труду людей, отбывающих наказание в местах лишения свободы, возможно в любых, даже очень суровых условиях проживания и труда.

В среднем немного больше доля тех, кто считает, что таковое привлечение возможно только в приемлемых условиях проживания и труда: 35 % (11 чел.) девятиклассников, 10 % (3 чел.) и 20 % (4 чел.) из 10 и 11 классов соответственно.

Следующий вопрос ставил ребят в ситуацию еще более сложного морального выбора. Предлагалось ответить, оправдано ли, на их взгляд, что в государстве проводятся репрессии в отношении граждан за их убеждения, взгляды, идеи, отличающиеся от общепризнанной идеологии? Задавая этот вопрос, мы хотели понять, как современные ребята видят феномен инакомыслия и оценивают ли его как угрозу государственной безопасности, а, соответственно, находят ли они отклонение от общепризнанной идеологии достаточной причиной для преследования человека.

На этот вопрос «Да» ответили 28 % девятиклассников, 14 % десятиклассников и 18 % одиннадцатиклассников. Из них в качестве объяснения своего мнения отметили, что убеждения, взгляды, идеи, отличающиеся от общепризнанной идеологии, угрожают безопасности государства (42, 25 и 33 %); в государстве должна быть одна идеология, и все граждане обязаны ее придерживаться (32, 0 и 33 %); государство правомочно проводить репрессии в отношении любых граждан (11, 13 и 0 %) и «граждане с отличающимися идеями, взглядами, могут спровоцировать переворот, революцию» (16, 50 и 11 %). Доля приверженности идеям тоталитаризма, показанного респондентами, представляется нам достаточно весомой. Радует, что по мере взросления она уменьшается. Возможно, девятиклассники (среди которых самый высокий процент ответивших положительно на вопрос о преследовании людей за инакомыслие) не обладают еще достаточными знаниями и сформированными демократическими ценностными ориентациями.

Не секрет, что время «Большого террора» стало периодом унижения и смерти в нечеловеческих условиях мест лишения свободы множества людей и их семей, не имеющих вины перед государством и другими гражданами, но осужденных по ложным основаниям. Возможно, современные школьники найдут оправдание этому факту. Необходимость защищать страну от внешнего врага, экономические трудности в стране, необходимость удержать власть? Или для подобных явлений нет оправданий? Познакомимся с ответами учащихся.

Можно оправдать необходимостью защищать страну от внешнего врага – так считают 21 % девятиклассников, 17 % десятиклассников и 12 % одиннадцатиклассников. Экономическими трудностями в стране – 7 % девятиклассников, 10% и 6 % респондентов из 10 и 11 классов. Необходимость удержать власть как оправдание преследования инакомыслящих, называют 7 % девятиклассников, 12 и 14 % ответивших старшеклассников. Подавляющее большинство ребят указало, что такие действия властей оправдать нельзя: 56 % девятиклассников, 57 % ребят из 10 классов и 64 % респондентов-одиннадцатиклассников.

Последний содержательный вопрос анкеты вновь касался отношений «власть – человек», выяснению того, чьи интересы приоритетнее: государства или гражданина. Мы сформулировали вопрос так: «Считаете ли Вы, что жизнь и достоинство граждан могут быть ущемлены в государственных интересах? Респондентам предлагалось согласиться или опровергнуть. Девятиклассники разделились пополам на согласных и несогласных (по 41 %), и 18 % затруднились с ответом. Десяти- и одиннадцатиклассники сошлись во мнении, что жизнь и достоинство граждан не могут быть ущемлены в государственных интересах (68 % и 70 %), 23 % и 24 % считают такое ущемление прав возможным, 9 % и 6 % не смогли выразить свою позицию однозначно.

Вот какие результаты мы получили, опросив 178 старшеклассников.

Мы уверены, что воспитание современной молодежи должно строиться на демократических началах, принципах гражданского общества. Наше анкетирование показало, что 10 и 11-классники высказывают более демократические, более компетентные ответы, то есть старшая школа оптимально решает вопрос гражданской подготовки ребят, но ведь многие уходят после 9 класса – как далее будет решаться вопрос с формированием их гражданской позиции и нравственности?