Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Портрет молодого педагога

Учитель должен быть дисциплинированным и готовым к неожиданностям!

04.09.20 145
Поделиться
Рассказать

Наша беседа с Ольгой Кадушиной, магистрантом института филологии и межкультурной коммуникации, молодым преподавателем русского языка и литературы в екатеринбургской гимназии № 70, прошла очень плодотворно. Мы давно ведем этот проект и знаем, что у выпускников, пришедших в школу, проблемы во многом схожие. Ольга Игоревна поделилась с нами своим личным, очень интересным видением педагогической профессии и позиционированием в ней молодого педагога.

Беседовала Ирина Шаманаева

— Как у вас появилось желание стать педагогом? Вы ведь из педагогической династии, повлияло ли это на ваш выбор?

— Желание возникло в процессе начала вожатской деятельности. Когда‑то давно, в школе, я сначала посещала лагерь с дневным пребыванием, а затем мне стало интересно попробовать себя в роли вожатого. У меня получилось, и я поняла, что мне это нравится — не просто заниматься языком, не просто читать книги, но и преподавать детям. Вообще работать с детьми, и не только их развлекать, но еще и, что называется, «сеять разумное, доброе, вечное».

Моя мама — учитель, но она не призывала меня идти по ее стопам, только служила положительным примером. Бывает так, что родители, бабушки и дедушки работают, их пример показывает, как трудна рутина дела, и поэтому некоторые дети педагогов не видят себя в профессии своих родителей. А меня это никогда не смущало.

— И вы осознанно поступили в УрГПУ?

— В университет шла совершенно осознанно. Мне всегда нравилось и нравится здесь учиться, я до сих пор учусь в очной магистратуре. Когда приходишь в вуз, имея цель, понимая, зачем тебе все это нужно, — думаю, время будет потрачено не понапрасну. Ты осознаешь, сколько всего открывается перед тобой, сколько возможностей дает тебе университет, и стараешься использовать их по максимуму.

— Какие же это возможности, к примеру?

— Мне кажется, в нашем вузе главное — не ресурсы, а люди. Личность может воспитать только личность, я в этом убеждена. Наши преподаватели‑филологи не просто передавали нам свои знания: на своих занятиях они помогали нам, будущим педагогам, доформировывать, достраивать себя как личность, зажигали и в нас учительскую искорку. До сих пор с большинством из них мы поддерживаем связь, можем обратиться по любому вопросу, каждый из наставников служит мне примером в деятельности. Особенно, конечно, мой научный руководитель Светлана Ивановна Ермоленко, с которой мы и сейчас продолжаем общение и научно‑исследовательскую работу.

Кроме людей, это еще и проектные возможности, способ задать вектор своему желанию стать педагогом. Это участие в разных конкурсах, мероприятиях, проектах, и я говорю не только о педагогической интернатуре. Например, в моей жизни было участие в «Педагогическом дебюте», еще на 3 курсе. Переживала из‑за каждой мелочи, на каждом этапе, но мой педагог Татьяна Сергеевна Дорохова вдохновила меня начать этот путь и пройти его до победного конца, за что я очень ей благодарна. Это полезный опыт — особенно после педагогической практики, когда у меня уже были впечатления от конкретной работы с детьми, по своей специальности.

Безусловно, нужно постоянно совершенствоваться в своей сфере, заниматься каким‑то делом, которое выходит за рамки твоих обычных обязанностей. И много слушать, впитывать, пока ты молодой педагог. Наверное, можно выразить это немного измененной грибоедовской фразой: «В мои лета» бы «должно сметь свое суждение иметь», но для того чтобы это суждение сформировалось правильным, нужно много общаться с профессионалами своего дела. А подобные конкурсы — как раз ещё и возможность общения с опытными педагогами на практике, в процессе которой они дают тебе ценные советы, указывают на недочеты и, наоборот, на достижения. И ты начинаешь понимать на деле, как соединять теорию с практикой.

В педагогическую интернатуру нас активно приглашала Наталья Сагидулловна Белоусова, которая преподавала психологию, а «работа на месте» — в школе № 208 осуществлялась уже под чутким руководством преподавателя нашего родного ИФМК Татьяны Владимировны Гоголиной. Кстати, с нашего курса все, кто посещал интернатуру, работают в сфере образования, в основном — в школе. Конечно, мы часто слышим от кого‑нибудь из наших молодых коллег о том, что они не выдерживают напряженного школьного ритма и с работы уходят. И я искренне их понимаю, потому что не скажу, что работать в школе, даже после всех пройденных курсов и спецкурсов — легко.

— Давайте поговорим об этом.

— Думаю, в каждой профессии бывают свои трудности, без них никуда. Трудности самые разные — от бытовых мелочей до больших задач. Педагогу ведь нужно самому быть очень дисциплинированным и уметь организовывать свою деятельность, чтобы суметь научить этому детей. Не останавливаться на уже известном и пройденном, постоянно быть в курсе актуальной информации не только о своем предмете, но и — обо всей жизни, и пробуждать интерес к этой «живой жизни» в детях, зажигать ребенка ежедневно совершать какие‑то открытия. А еще нужно уметь невероятно быстро ориентироваться не только в динамичном информационном пространстве, но и во времени в принципе. Так что работы по самосовершенствованию предостаточно. И, конечно, еще тетради. Признаться честно, когда ты приходишь работать и понимаешь, что в каждом классе у тебя по 30 человек, и столько тетрадей будет каждый день, это тяжело. Сейчас уже какой‑то навык сформировался и дело пошло немного быстрее. Но каждый вечер я собираю всю свою волю в кулак, чтобы закончить.

— Как вы попали в 70‑ю гимназию?

— На педагогической практике, по распределению. Нам понравилась школа, нами тоже были в ней довольны. После практики мне предложили совмещать работу с учебой. Но я решила, что должна сначала окончить университет, а потом уже с дипломом, как готовый молодой специалист, прийти работать. Директор уже тогда пошла мне навстречу, сказала: «Мы нуждаемся в молодых педагогах, нам это важно, приходите к нам с дипломом». Потом я еще раз почувствовала на себе реальную заботу о молодых специалистах: мне дали два пятых класса, чтобы я смогла продолжать обучение в магистратуре — в первую смену работать, а во вторую учиться. Очень надеюсь, что мы вместе с ребятами обязательно дойдем до выпуска!

— Работа учителя — это еще и множество формальностей, не только творчество. Как вам дается эта сторона?

— Конечно, бюрократии хватает. У нас идут сейчас репетиционные тестирования — у учителей, не только у детей. Нас учат принимать экзамены и оценивать их. Мы должны постоянно совершенствовать не только предметные знания, но и подобные навыки. И ребят готовить заранее не только к заданиям ОГЭ, ЕГЭ, но и к заполнению бланков, понимаю формулировок вопросов и т. д. Скажу сразу, не думаю, что формат ЕГЭ очень плох. Если ты умеешь думать, какая разница, в какой форме сдавать экзамен: в тестовой или с открытым вариантом ответа? Ты в любом случае должен знать этот ответ. Если кто‑то считает, что сдавать устный экзамен проще и приятнее, то эти иллюзии развеиваются, когда вчерашний школьник приходит в университет. Поэтому вместе с детьми учимся думать.

— Проблема дисциплины, на которой многие ломаются, вам знакома?

— Конечно! Первый и последний урок, уроки перед физкультурой и после, до и после столовой — уроки совершенно разные. Утром детям нужно что‑то более подвижное, надо чаще переключаться с одной формы работы на другую, чтобы побыстрее всех расшевелить. Когда они слишком подвижны — направлять их энергию в положительное русло. Разыгрывать по ролям басню, которую мы читаем, например. Или наоборот, дать письменное задание, чтобы поубавить эту энергию. Хорошо идет работа в парах: допустим, соседи составляют кроссворды друг для друга, а потом меняются ими и разгадывают.

В общем, если ты сам дисциплинированный человек и при этом понимаешь, что дети у тебя никогда не будут сидеть по струнке, и нужно с ними все время взаимодействовать, чтобы, даже если у них появится желание нарушить дисциплину, этого не произошло, — если ты понимаешь это и готов работать над трудностями, то с проблемой дисциплины реально справиться.

— Коллеги вам оказывают методическую и моральную поддержку?

— Да, за что огромное им спасибо. У них гораздо больше нагрузки, чем у меня, но я в любой момент могу посетить их занятия, посмотреть, как они преподают ту же тему, и поразмыслить, что делаю не так, а что как раз получается правильно. Могу подумать, как лучше и эффективнее мне построить свою деятельность. Опытные коллеги всегда идут навстречу, помогают советами, показывают, как они работают с различными ресурсами, приглашают принять участие в мероприятиях. Я также могу посмотреть, как они выходят из каких‑то ситуаций на своих уроках, потому что ситуации бывают разные. Коллектив благожелательный, хорошо воспринимает молодых специалистов.

— Как вы считаете, подготовки в университете достаточно для того, чтобы молодой педагог быстро освоился на рабочем месте? Что бы вы предложили добавить, изменить?

— Практики хотелось бы побольше, и именно в учебное время. Программа 4‑летнего бакалавриата была довольно сжатой, и если бы не интернатура, мы бы только дважды (!) встретились с детьми в школе за весь период обучения. Конечно, если есть желание быть вожатым, то ты идешь в студенческий педагогический отряд, если хочешь заниматься репетиторством — ищешь вакансии, но именно организованной, сопровождаемой практики с выходом в школу в том объеме, в каком она существует, на мой взгляд, недостаточно. Грань, где теория сходится с практикой и плавно в нее перетекает, к концу обучения начинающему педагогу надо бы понимать четче, чем это сейчас получается. Наверное, было бы здорово иметь в течение курса педагогики и методики преподавания больше практических занятий с выходом в школу или хотя бы к младшим курсам.

Еще хотелось бы владеть большим количеством приемов педагогической работы и иметь возможность перед погружением в профессию их уже опробовать, отработать. Нас, конечно, знакомят с такими приемами. Но вот ты приходишь в школу, тебе дают классное руководство и «вдруг» оказывается, что нужно не только планировать свои уроки, но и привлекать внимание детей, держать его, чтобы продуктивно с ними взаимодействовать, держать дисциплину — сложности возникают в основном из‑за недостаточной проработки именно таких моментов. Мы же в процессе учебы в основном нацелены на изучение и отработку приемов преподавания именно своего предмета, на практику выходим зачастую в идеальные условия. Иногда, конечно, бывает, что учительница заболела и нужно ее срочно заменить... и вот тогда начинается самое интересное!

— И нужно больше общаться с работающими педагогами, перенимать ремесло из рук в руки?

— Полагаю, что это так. Наставничество — очень полезный институт.

— Можно ли сказать, что за эти первые полгода вы укрепились в правильности своего выбора?

— Мне кажется, если у человека есть желание работать, а, сталкиваясь с трудностями, есть стремление их преодолевать для того, чтобы делать свою работу качественно, — значит, путь выбран верно. В настоящий момент я ощущаю к этому и желание, и силы. А если, сталкиваясь с трудностями, мы понимаем, что не хотим их преодолевать, или это преодоление не приносит никому радости, значит, либо дорога выбрана нами неверно, либо нужно работать над своим характером. Но это уже другая история.