Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Школы бывают разные

Школа‑река: учителя «выходят из берегов», а «безграничные» дети «входят в русло»

Гимназия «Арт‑Этюд» необычна уже тем, что ее учредителем является Управление культуры Екатеринбурга. Здесь есть и дошкольное, и школьное, и дополнительное образование — в ее составе школа искусств. Кроме того, в гимназии углубленно изучается английский язык. А ее здания расположены по пяти адресам. В лихие 90‑е Уралмашзавод отдал свои детские сады под это учреждение, чтобы они не были разграблены. Тогда учащихся было 200, сейчас, спустя четверть века, их около двух тысяч. Об особенностях работы с творческими детьми в интегрированной школе беседуем с ее директором Анастасией Семеновой.

Image00001.jpg

— Анастасия Анатольевна, в чем особенности обучения в Вашем учреждении?

— У нас 800 художников, более 500 музыкантов, 600 дошколят. 540 детей учатся в общеобразовательной школе, они же — в школе искусств. Каждый ученик движется по индивидуальной траектории развития. Ребенок поступает в школу искусств в 6 лет. Кто за него делает выбор? Чаще всего — родители, которые думают, что он будет одаренным танцором, музыкантом или художником. Кто‑то считает, что он будет владеть в совершенстве иностранным языком. Время идет, ребенок развивается и начинает диктовать свои условия. Поэтому на раннем этапе мы отслеживаем способности детей и даем им широкие возможности попробовать разные направления в рамках дополнительного и общего образования.
Вы знаете, что в дополнительном образовании есть общеразвивающие и предпрофессиональные программы. На 70 процентов нам удается определить склонности ребенка, что дает им возможность окончить дополнительное образование по предпрофессиональным программам: «Музыкальное искусство», «Хореографическое искусство» и «Изобразительное искусство». Многие талантливые дети учатся на двух направлениях, они лауреаты всяческих конкурсов.

Image00002.jpg

— В школе много творческих коллективов?

— 200 детей занимается в профессиональных коллективах: в фольклорном хоре — 120 человек, в джазовом коллективе, в эстрадно‑духовом оркестре «Бенд», в духовом классическом оркестре, в «Дикселенде». У нас два народных оркестра (детский и взрослый), камерный оркестр. Мы ставим мюзиклы. Один мюзикл «Билли Эллиот» на английском языке нам разрешила поставить дирекция Элтона Джона. Второй бродвейский мюзикл «Матильда», который мы поставили также с разрешения авторов, был переведен нашими учащимися на русский язык.
У нас проходит свой рок‑фестиваль, который поддерживает Слава Двинин из группы «Чайф». Каждый год нашим победителям он дарит в качестве призов то эстрадную аппаратуру, то гитары. Снимает зал «Свобода». У нас созданы рок‑группы от 7 до 18 лет. Занимаются ребята на хорошей аппаратуре, с профессиональными педагогами.
Наши барды сами пишут тексты, и очень хорошие. Елена Оболикшта со своей авторской песней стала победителем Дельфийских игр, завоевав серебряную медаль. У нас отличная женская рок‑группа, все девочки — хорошие пианистки. Получили классическое образование и стали заниматься рок‑музыкой. Готовятся к профессиональному конкурсу «В стиле бард‑рок». Кто лучшие барабанщики? Пианисты. Потому что фортепиано по ритмоорганизации ближе к ударным инструментам.

  • Читать дальше...

    — В такой творческой атмосфере дети успевают осваивать науки?

    — Конечно. Последнее наше достижение в области наук — это участие в World‑Skills, где наш ребенок Ахьямов Артур, пианист, стал чемпионом по робототехнике — занял первое место в отборочном туре, сейчас готовится к выступлению на российском уровне. В конкурсе принимали участие всего две школы, все остальные дети были из средних и высших учебных заведений. Он изъявил желание, и мы предоставили ему возможность заниматься в технопарке.
    Для того, чтобы ребенок, который ездил на конкурс, не отстал от других и смог получить достойные знания, у нас организована система консультаций после уроков.
    Проходят недели науки, бесконечно участвуем в олимпиадах, конкурсах, в прошлом году три раза выиграли Уральскую телевизионную краеведческую игру. Наш педагог Уфимцева Мария Алексеевна получила медаль и премию имени В.Н. Татищева и Г.В. де Генина за вклад в умопросвещение детей.
    У нас 86% качества по русскому языку. В прошлом году на ОГЭ у нас троек не было вообще, только четверки и пятерки, причем пятерок было больше. Оценки в наше время достаточно условны. Я своим детям говорю: зачем вам медаль? Вам нужно сдать три предмета, которые дадут вам возможность поступить на бюджетные места туда, куда вы хотите. Мы стали прагматичнее. Если раньше мы бились за каждого медалиста, то сейчас я не вижу в этом смысла. У ребенка не хватит здоровья на все. Он должен сделать осознанный выбор предметов.

    Image00004.jpg

    — Дети успевают еще и английский углубленно изучать?

    — Да, мы много внимания уделяем английскому языку. Проходит фестиваль‑конкурс английской песни «ENGLISH FOR ARTS». Прежде, чем исполнитель начинает петь, он тестируется носителями английского языка — знает ли он, о чем поет. Этим в том числе создается стимул для изучения английского языка. Заставить учиться нет возможности. Можно только стимулировать. У нас проходит конкурс английских спектаклей. Вот сейчас наши дети пошли в детский сад со своим сказками — про слоненка, которому вытянули нос, про Буратино. Чудесные сказки! Все — на английском языке. Дети играют великолепно!

    — Сложно учить талантливых детей?

    — Педагоги общеобразовательной школы понимают, что у них учатся творческие дети: художникам нужен визуальный ряд, с музыкантами надо больше разговаривать, то есть необходимо учитывать личностные особенности и темперамент обучающихся. Если это музыкальный класс, то там масса детей с холерическим темпераментом, если учитель не успеет завладеть вниманием класса, то он его потеряет. Если это класс художников, они все напишут и нарисуют, но говорить ничего не будут. Разница аудиторий очень значительная.
    Image00005.jpg
    У нас хорошо работает психолог, который понимает тонкости одаренной души и помогает педагогам находить с каждым общий язык и выстраивать концепцию работы с классом. Сейчас мы стараемся классы перемешивать, потому что класс музыкантов учить сложно — в нем много гиперактивных детей. Учителя работают с индивидуальностями, они учитывают, что дети все разные. А когда учителя посещают наши мероприятия, выставки и концерты и видят творческие успехи детей, они обычно говорят: «Этому ребенку все прощу».

    — Талантливый ребенок талантлив во всем?

    — Сейчас проходит персональная выставка художественных работ Виктории Кайгородцевой. В фортепианном дуэте она лауреат международных конкурсов. В хореографии она на ведущих ролях. Учится прекрасно. Природа ее щедро одарила. И этот ребенок испытывает прессинг всех педагогов. Из нее все хотят выжать всё. Интересы сталкиваются.
    И вот здесь на защиту интересов ребенка встает внутренняя организация нашей школы, которая является инновационной. Кстати, за нее мы получили диплом «Сто лучших образовательных учреждений России в области инноваций». В ее основе — интеграция, взаимопроникновение. Несмотря на то, что требования учителей соответствуют федеральным стандартам, на уровне человеческого общения есть договоренность между педагогами (учащиеся имеют возможность сдать пройденный материал по гибкому графику). Учителя общей школы включены в проекты, концерты, чтобы они видели, что делают их дети. Педагоги — музыканты, художники и хореографы — также задействованы в совместных проектах общеобразовательной школы. Необходимо, чтобы они понимали, что ребенок общий, от того, что каждый будет «тянуть одеяло на себя», ничего хорошего не получится. Пишу приказы на свободный график посещения, на отсрочку сдачи контрольных работ и зачетов. Если ребенок что‑то не сдал, в журнале ставится точка, и только через две недели она превращается в двойку. А если был приказ, точка может ждать пересдачи и три недели, и месяц.

    Image00006.jpg

    — Существует ли преемственность между детским садом и школой?

    — Связь у нас была, но закончилась с введением электронной очереди. По электронной кнопке дети идут в детский сад, по месту жительства — в школу. Программы остались, мы работаем, как прежде. Но преемственность полностью нарушена. Хотя для тех, кто очень стремится попасть к нам в общеобразовательную школу, есть добор практически в каждом классе. Поступающие пишут тестирование по русскому языку, английскому, математике. Приоритет тем, кто учится у нас на дополнительном образовании.
    Все дополнительное образование берет свое начало с детского сада. У нас дети рисуют с трех до 18 лет. В детском саду у нас мастерская по ИЗО. И наши дети занимают практически все бюджетные места в школе искусств. Преемственность у нас не на бумаге, а в жизни.

    — Если ребенок не «тянет» вашу программу дополнительного образования?

    — Тут и вступает в права индивидуальная траектория. Если совсем не «тянет», то занимается фольклором. В аутентичном фольклоре могут проявлять себя все — даже дети с ограниченными возможностями здоровья. Там игры, танцы, пение. Не хочет ребенок петь, слушает, как поют другие. У нас разновозрастные коллективы. В некоторые входят и родители, и бабушки с дедушками. Недавно я была у них на празднике, где показывали народные сказки. Это чудо, как дети играют!
    Image00007.jpg
    Рисование у нас есть от двух часов до предпрофессиональной подготовки. Если ребенок хочет только лепить — занимается керамикой. Хочет вырезать из дерева — пожалуйста. Когда подходили к школе, наверное, заметили, что у нас на площадке стоят деревянные олени, волки, колодцы и прочие фигуры, все сделаны детьми на трудах из обрезков деревьев. То есть всем детям мы ищем нишу, в которой они чувствуют себя хорошо и могут выразить свои творческие способности.
    Добиться, чтобы ребенок окончил 9 классов — наша социальная миссия. Бужу, ловлю, «стою на воротах», чтобы не уходили с консультаций. У меня на телефоне заведен будильник для девочки, которую я сама все время бужу. Она учится на ИЗО, на вокале, задействована во всех спектаклях, в новом мюзикле она в главной роли. А еще она читать очень любит! Вокруг таких звезд мы, конечно, ходим кругами.

    — Мы не заметили на детях какой‑то общей школьной формы.

    — Формой мы их не обременяем. Девочка‑рокерша поет в концерт‑холле «Свобода», собирает полные залы. Что, я буду учить ее, как одеваться? Мы стараемся быть с ними не авторитарными, уметь договариваться. Дети могут красить волосы в синий, зеленый цвет, с этим мы не боремся. Боремся только с пирсингом и джинсами.
    Image00008.jpg
    Около 17 лет мы проработали в системе развивающего обучения, когда учитель и ребенок были в сотворчестве, в обсуждении. Педагоги, которые освоили эту методику в то время, до сих пор этими приемами пользуются. Проводят много дискуссий, обсуждений, уважают маленькую личность, которая проходит период становления.

    — Наверное, и заработная плата за такую работу выше, чем в обычной школе?

    — Некоторые молодые педагоги у нас получают около 40 тысяч. Стимулирующие доплаты за все: за внеклассные мероприятия, за проекты. Могу с уверенностью сказать, что не все педагоги хотят зарабатывать деньги. Кто‑то старается часов взять поменьше, отказывается от классного руководства. С возрастом включается режим энергосбережения. Ничего страшного. Есть молодые, которые хотят зарабатывать. К нам пришел молодой учитель истории Александр Викторович Мутье. Классное руководство мы ему пока не дали. Зато он захотел вести шахматный кружок. Вы не представляете, как дети полюбили шахматы! К нему понеслась вся начальная школа. Сейчас из 280 осталось 60 человек. Это огромное количество. Дети занимаются с восторгом. Инициатива есть — будет и зарплата.

    Image00009.jpg

    — Какими качествами должен обладать молодой педагог, которому вы рады?

    — Мы любим молодых педагогов и возимся с ними по 2‑3 года. Нам нужно, чтобы человек был обучаемый, стрессоустойчивый, креативный, уважающий детей. Понимающий, что это маленькие люди, которые вырастут и будут личностями. Нужно уметь сочетать в себе требовательность и понимание ребенка.
    Психолог приходит на уроки, разговаривает с педагогами, помогает им разобрать ошибки. Она учит, как выстроить урок, чтобы дети тебя «не увели». Дети нас оценивают со всех сторон. Это трудно, все время быть под прицелом. Ученики видят все промахи, фальшь. Дети иногда знают больше педагогов. Учитель должен не бояться ошибаться, он живой человек, этого не избежать. Надо быть готовым, что в век открытой информации детям не интересен учебник. Надо смотреть шире. Если дети визуалисты, без видеоряда урок им не будет интересен. Для того, чтобы ученики оторвались от своих гаджетов, вы должны их чем‑то заинтересовать.
    Всех педагогов наши дети «испытывают на прочность», пробуют «раздвигать границы». Учитель — как факир, он должен все время чувствовать, какого ребенка пора поставить в рамки. У нас есть понятие «безграничные дети» — им все время надо выставлять границы, которые они будут постоянно сметать. Это не потому, что они плохие, они замечательные, просто у них энергетика, которую они не могут держать в руках. Это данность.
    С художниками еще сложнее. У кого‑то из них давно депрессия началась, а никто не замечает. Он все время молчит. Поэтому педагог должен быть чутким. Должен первым бить тревогу, если ребенок не улыбается, не смотрит в глаза. От учителя очень многое зависит. Порой специалист отменный, а человек не чуткий. И дети его предмет не будут любить. А иногда учитель предмет не очень знает, но человек замечательный, душевный, «из берегов выходит». И дети обожают его уроки и делают колоссальные подвижки, потому что им нравится этот человек. А учитель просит отправить его на какие‑нибудь курсы, потому что видит, что не справляется. Младшая школа вся ориентирована на учителя. Успех дальнейшего обучения — это хороший учитель в начальной школе. Если у ребенка есть контакт с учителем, значит, он сможет хорошо учиться дальше.

    Image00010.jpg

    — При такой нагрузке вам, видимо, не до воспитательной работы.

    — Воспитательная функция лежит, в основном, на мне. Бывает достаточно одного звонка родителям, чтобы ребенок «вошел в русло». У меня нет заместителя по воспитательной работе, зато есть три менеджера концертной деятельности.
    Мы с психологом работаем с классными руководителями или с командой класса. И это работа не публичная, ежедневная. Есть классы, которые каждый день преподносят сюрпризы, и мы методично с ними работаем. Они не хулиганы, они эпатажники. Срывают уроки.
    У нас учится много «белых ворон», которые в других школах не были бы приняты в коллектив. А мы детей воспитываем в толерантности — все имеет право быть, а ты должен вести себя так, чтобы не оскорблять чувства другого человека. Однажды сын батюшки подрался на истории из‑за высказываний о семье Николая II. Мы никогда не знаем, где может возникнуть конфликт. Учителю приходится учитывать чувства верующих. Во время поста мы стараемся учесть, чтобы верующие детки не остались голодными. Чем более «штучный продукт», тем больше возможностей учитывать все мелочи.
    У нас есть воспитатели, группы продленного дня, мы учимся всегда в первую смену. Очень серьезно развито волонтерское движение. Занимается им Александр Кондратенко. Ни один случайный человек в волонтерское движение не попадет. Он должен обладать не только волевыми качествами и креативностью, он должен быть добрым, открытым миру. Мы работаем, чтобы дети понимали, какая миссия может у них быть. Самоопределение — это очень сложно. Цифры страшные: 25% молодежи безработные, а 60% не идут работать по профессии. Чем правильнее будет сделан выбор профессии, тем успешнее человек будет в жизни.

    — Как складывается дальнейшая судьба ваших талантливых выпускников?

    — Многие поступают в Архитектурный университет, в УрГПУ, в УрФУ на творческие направления, в Архитектурный колледж, в Академию современного искусства, кто‑то занимается вокалом и звукорежиссурой, для них сегодня представлен целый спектр специальностей. Но большая часть детей ищет себя и выбирает разные профессии, не связанные с искусством — учатся на врачей, нанотехнологов, инженеров. Пройдя сложный путь обучения в школе искусств, они умеют добиваться своего, быть целеустремленными и конкурентоспособными.
    Image00011.jpg
    В этом году 17 человек собираются поступать в Архитектурный университет, и каждый составит другому конкуренцию. У нас 20 гипсовых голов. Одну из них могут выставить на экзамен по ИЗО в Архитектурном университете. И все их дети рисовали, поэтому 10 баллов им гарантированы.
    На всех наших мероприятиях работают гимназисты — от рабочих сцены, волонтеров, звукорежиссеров до ведущих. Выстроена преемственность. Наши выпускники учат детей 7‑8 классов. И те работают даже на городских проектах: Ночь музеев, День города, День Победы. Мы даем им возможность поработать на городских мероприятиях культуры, чтобы понять, хотят ли они работать в этой сфере.
    Наши выпускники могут бесплатно поступать в Академию современного искусства, и на выходе оттуда гарантировано получать место работы. Это некий бонус. Тот, кто хочет работать в культуре, сможет там работать. Наш выпускник Александр Кондратенко уже в 10 классе провел собственный бенефис на сцене в ЦК «Урал», где он сам писал сценарий, выступал в роли джазового пианиста и барабанщика, певца и танцора, сам был ведущим. Он отлично знает английский и немецкий языки. Сейчас ему 26 лет, он проводит в качестве режиссера Дни города, Дни рождения УГМК, конкурс «Мисс Екатеринбург» и другие праздники.
    Наши вокалисты напрямую поступают в консерваторию. Они учатся в 10‑11 классах, совершенствуют свое мастерство, и в 18 лет поступают в консерваторию. Среднее специальное образование сейчас находится не в выигрышной ситуации, дети и родители не хотят терять время. Я сама окончила училище им. П.И. Чайковского по классу скрипки, а затем — УрГПУ по специальности «Учитель музыки». А сейчас дети хотят напрямую поступать в вуз. Сразу после школы поступают в педуниверситет все наши духовики, трубачи, вокалисты, пианисты. Вика Мкртчан, наша золотая медалистка, поступила в педуниверситет. Сейчас работает во Дворце творчества по авторской методике гимназии «Арт‑Этюд» «Бардовская песня», которой, кстати, более 15 лет.

    — И последний вопрос: каковы перспективы развития гимназии?

    — Не стоять на месте, идти в ногу со временем.

Image00012.jpgImage00013.jpgImage00014.jpg

Беседовала Татьяна Мостон
Фото Василия Васильева