Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Eng
Все разделы

Вектор развития образования

В УрГПУ обсудили проблемы образования взрослых 

В последнее время образование взрослых в нашей стране становится все более востребованным и даже модным. Семинары, деловые и ролевые игры, тренинги, мастер-классы – это важная часть жизни людей, которые давно вышли из школьного и студенческого возраста, но хотят развиваться, овладевать новыми для себя компетенциями для выживания в бурном море рыночной экономики или просто «для души».

Текст: Ксения Волянская  

Фото: Александра Карпушева

Image00003.jpgImage00004.jpgImage00005.jpgImage00006.jpgImage00007.jpgImage00008.jpgImage00011.jpgImage00012.jpgImage00013.jpgImage00014.jpgImage00015.jpgImage00016.jpgImage00017.jpgImage00018.jpgImage00019.jpgImage00021.jpgImage00002.jpgImage00034.jpg


Различные аспекты теории и практики образования взрослых обсуждались 8–9 декабря в Уральском государственном педагогическом университете на V международной научно-практической конференции «Образование взрослых в условиях современности: проблемы и перспективы», организованной институтом менеджмента и права УрГПУ.

Институты-партнеры конференции: Российская академия образования (Москва), Московский психолого-педагогический университет,
Гродненский государственный университет им. Янки Купалы,
УрФУ, РГППУ, Курганский государственный университет, Ошский гуманитарно-педагогический институт, Западно-Казахстанский государственный университет, Калужский государственный университет

В приветственном слове к участникам конференции первый проректор – проректор по учебной работе УрГПУ Светлана Минюрова отметила:

– Пока ты открываешь для себя мир, пока ты удивляешься, ты чувствуешь, что живешь. Новое, неизвестное может казаться нам страшной глыбой, но мы можем это обследовать, и окажется, что это не глыба, а прекрасная скала, на которую можно взобраться, взяв подходящие инструменты. Обучение – это молодость.

Министр общего и профессионального образования Свердловской области, кандидат педагогических наук Юрий Биктуганов в своем выступлении затронул тему национальной системы учительского роста. Частью этой системы должно быть повышение квалификации педагогов – как один из механизмов повышения качества образования.

– Мы надеемся, что именно УрГПУ – через научные исследования, педагогическую практику – поможет реализовать региональную систему учительского роста в Свердловской области, – сказал Юрий Иванович.

Проректор по научной и инновационной деятельности Мария Ворошилова в своем выступлении высказала мысль, что пришло время открыть институт повышения квалификации родителей.

– Надеюсь, это станет перспективой развития той темы, о которой мы сегодня будем говорить, – сказала Мария Борисовна. – Я часто своих детей спрашиваю: «что с этим делать, как это выключить?» или «как это переводится?». Современные родители готовы учиться, чувствуя, что дети их опережают.

Екатерина Сибирцева, начальник департамента образования Администрации города Екатеринбурга, отметила:

– Образование в течение всей жизни становится тем, что называется «must have». Мы, педагоги, должны показывать обществу пример в этом отношении – тогда и родители пойдут за нами.

После приветственных слов состоялась панельная дискуссия на тему «Непрерывное образование в течение всей жизни», которую провела начальник департамента образования Администрации города Екатеринбурга Екатерина Сибирцева. В диалоге приняли участие Татьяна Галимова, кандидат философских наук, директор гимназии № 104, Александр Кислов, профессор кафедры права РГППУ, Маргарита Дудина, профессор кафедры педагогики и психологии образования УрФУ.

Екатерина Сибирцева посетовала на то, что учителя порой не хотят учиться:

– «Зачем мне эти ваши курсы повышения квалификации, – говорят они, – положено раз в три года, я, конечно, на них схожу и отсижу там тихонечко в уголочке». Мы с этим столкнулись, когда попытались повысить квалификацию педагогов, используя бизнес-технологии. Не хотят, сопротивляются. Легче просто посидеть за партами, что-то послушать и получить корочки.

Татьяна Галимова, финалист всероссийского конкурса «Директор школы–2016», объяснила:

– Зачастую формы повышения квалификации настолько неинтересные и устаревшие, что отбивают у учителей всякое желание развиваться.

– Есть такое явление, как социальная апатия. Нам не стоит корить людей за то, что они апатичны, не мотивированы, – вступился за педагогов Александр Кислов. – Человек в какой-то степени виноват в своей болезни, но не во всем. Учитель должен быть выключен из постоянной гонки показателей, отчетности, заполнения бумаг. Это – путь к демотивации и апатии, с этим нужно как-то бороться. Если бы педагог ощущал, что он занимается интересным делом, а не отчетами, что он реально помогает своим ученикам – это закрепило бы в профессии огромное число людей.

Татьяна Галимова рассказала о конкурсном движении учителей, которое сочетает в себе все три функции непрерывного образования – профессиональную, социальную и личностную:

– На конкурсе директоров школ я побывала в разных статусах – и участника, и эксперта. Это достаточно длительное событие. Первым конкурсным заданием было написать эссе, что невозможно без глубокой рефлексии и самоанализа. Темы в последние годы были такие: «Мотивация: что, кроме денег?», «Управленческий компромисс», «Школа без отстающих». На следующем этапе отобранные участники снимают ролик о своей школе, а потом наступает очный этап. Первым испытанием был мастер-класс на тему «Я хороший директор, потому что…» – на такой вопрос отвечать крайне сложно. Конкурсное движение встряхивает, дает мощный заряд, это очень эффективная форма повышения квалификации педагогов.

В ходе дискуссии было высказано несколько важных тезисов:

Екатерина Сибирцева:
– Педагогическая профессия – самая лучшая на земле. Низкий социальный статус педагога – это надуманная проблема, наш статус зависит от нас самих, мы должны гордиться нашей профессией.

Александр Кислов:
–  Мы обречены учиться, переучиваться и доучиваться, обречены на полипрофессионализм – последующие поколения еще в большей степени, чем сегодняшние. Цивилизованные нации стареют, и все больше пожилые люди сохраняют возможность активной жизни, в том числе профессиональной. Но они профессионалы порой в тех сферах, которые уже не актуальны. Полипрофессионализм – это возможность реализовать себя в «третьем» возрасте и быть востребованным обществом.

Маргарита Дудина:
– Самая трудная наша задача – мотивировать на деятельность. Раньше отношение к учителю можно было определить строчками, которых не знает современная молодежь: «Учитель, перед именем твоим, позволь смиренно преклонить колени». Сейчас дети другие. Учитель должен удивить. Нет конфликта поколений – есть конфликт личностей.

Татьяна Галимова:
– В школе сегодня «аналоговые» учителя и «цифровые» дети. В век информатизации действительность меняется настолько стремительно, что те, кто учит, тоже должны быть современными. Учитель, который позиционирует себя как завершенный специалист, не будет интересен как личность. Мы говорим о непрерывном образовании не только в профессиональном смысле, но и в смысле личностного роста. От парадигмы «образование на всю жизнь» к парадигме «образование через всю жизнь» – это запрос и вызов сегодняшнего дня.

Участники конференции продолжили работу в секциях. Обсуждались проблемы обучения взрослых с ограниченными возможностями здоровья, образование взрослых как объект системной организации и управления, нормативно-правовые и экономические аспекты образования взрослых, возможности образования в профилактике деструктивного поведения молодежи.

На секции «Философские и культурно-антропологические проблемы образования» Александр Кислов развил свои мысли о полипрофессионализме. Прогнозировать, какие профессии будут востребованы в будущем, не так просто, как кажется. Если строить под эти прогнозы образовательные программы, это будет сомнительной тратой денег. Надо так выстраивать обучение, чтобы, выходя из вуза, выпускник не был в состоянии стресса, мог адаптироваться к меняющимся условиям. Для этого нужна фундаментализация образования на бакалавриате. Настоящая специализация должна происходить в магистратуре.

Среднее специальное образование, чтобы снизить риск невостребованности, должно перейти от монопрофессионального хотя бы к бипрофессиональному образованию, причем не по смежным специальностям. В европейских университетах будущим физикам могут читать курс об особенностях поэзии XIV века. Такие «неожиданные», вроде бы нелогичные курсы помогают уйти от стереотипов, заданных традиционным образованием. Если использовать метафору языка, то ребенок, выросший в билингвистической среде, потом легко учит еще несколько языков. Так и студент колледжа, который осваивает две специальности, входит в культуру, в тезаурус этих двух профессий, сразу видит разные траектории, разные способы быть полезным обществу и не будет в ужасе, когда жизнь выбьет его из одной колеи. Не случайно и сейчас есть ребята, которые, учась в одном колледже, параллельно учатся в другом.

Поговорили и о образовательных перспективах людей «третьего возраста».

– Когда я была на стажировке в Америке, в Чикагском университете, – поделилась Людмила Беляева, профессор кафедры философии и акмеологии УрГПУ, – я видела диаграмму, которая показывает, что люди возраста семидесяти и старше составляют определенный, пусть и небольшой процент студентов. У нас люди старше семидесяти в университетах не учатся.

Профессор кафедры эстетики, этики, теории и истории культуры УрФУ Нонна Эйнгорн добавила, что на заочном отделении философского факультета УрФУ есть люди пусть не старше семидесяти, но старше пятидесяти лет – пришли понять смысл жизни.

На секции живо обсуждался вопрос о возможности и необходимости воспитания детей и взрослых. Людмила Беляева говорила о том, что молодые люди заканчивают школу с хорошими баллами по ЕГЭ, но не представляют, кто они и чего хотят, не имеют целостного мировоззрения. Школьное образование не учит рефлексии.

– Я, честно говоря, не принимаю и даже осуждаю так называемый «компетентностный» подход к образованию, – сказала Людмила Александровна. – Я поражаюсь, что студенты, даже на старших курсах, свои доклады только читают, причем еще и с ошибками иногда – и где эти их компетенции? Давайте вот эту гаечку подкрутим, потом эту, а человек-то? Без нравственности нет этого остова, куда мы вкручиваем.

На секции выступила Валерия Гришина, преподаватель экономики и бухгалтерского учета торгово-экономического техникума, с докладом о программе «Духовно-нравственное воспитание школьников и студентов средне-специальных образовательных учреждений», которую она разработала в соавторстве со школьным учителем, выпускником духовной семинарии Андреем Кондратьевым.

 Валерия рассказала об отсутствии мотивации к обучению у большинства студентов техникума и выразила надежду, что курс духовно-нравственного воспитания, состоящий из двух разделов нравственного и одного раздела духовного воспитания, поможет сформировать эту мотивацию и более того – послужит формированию более нравственного общества в целом. В докладе прозвучал даже прогноз – на сколько процентов возрастет заинтересованность в учебе, дисциплина и успеваемость благодаря курсу. Доклад вызвал некоторый скепсис со стороны старших коллег.

– Мне кажется немного странным разделять духовное и нравственное воспитание, – сказала профессор УрФУ Нонна Эйнгорн.

Профессор Людмила Беляева посоветовала скорректировать программу с учетом того, что философы говорят о четырех типах духовности – теоретизме, этизме, эстетизме и религиозности, а эстетизма в курсе не хватает.

В своем докладе Людмила Александровна говорила об экзистенциальном смысле образования взрослых. Наиболее перспективным профессор считает построение стратегии самообразования, в котором человек заинтересован, а не к которому его приобщают извне.

– Знаю коллегу, которая ходит на семинары в сельхозакадемию, потому что заинтересована в развитии своего садоводческого хозяйства на научной основе.

В выступлении профессора кафедры эстетики, этики, теории и истории культуры УрФУ Нонны Эйнгорн прозвучал термин «андрогогика», то есть образование взрослых. Нонна Константиновна обратила внимание на то, что андрогогика может быть важна в переадаптации людей «третьего возраста», и заметила, что образование – не только обучение, но и воспитание, а значит, правомерно подумать и о воспитании взрослых.