Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Инноватика

Аморфные сплавы в зеленой Братиславе

05.03.18 403
Поделиться
Рассказать

Беседовала Ксения Волянская.

 

— Мы занимались получением аморфных сплавов. Аморфные сплавы в твердом состоянии не имеют металлической структуры. Их получают в виде лент и стержней. Наши коллеги, к которым я ездил на стажировку в институт физики, являются одними из лидеров в этом направлении. Они обладают большой теоретической базой, на основе которой уже более двух десятков лет занимаются аморфными сплавами. У них хорошая материальная база, большое количество экспериментальных установок, на которых мне удалось поработать.

— Аморфные сплавы только изучаются или уже имеют практическое применение?

— Их уже используют в промышленности — как защитные пленки для сложных конструкционных материалов. Если говорить о строительстве, то эти сплавы можно использовать в условиях Крайнего Севера или, наоборот, жары для защиты зданий или мостов от неблагоприятных температур. Нашли эти сплавы применение и в военной промышленности — например, для покрытия подводных лодок, кораблей, то есть везде, где металл взаимодействует с водой, воздухом и может разрушаться под их воздействием.

Научно-исследовательский центр «Расплав» существует в УрГПУ с 1995 года. Основатель центра — Петр Станиславович Попель. В НИЦ проводятся исследования свойств сплавов на основе железа, алюминия и олова. В 2008 году центр был включен в международный проект по разработке высокотемпературных бессвинцовых припоев, финансируемый из средств Европейского сообщества. «Расплав» получил восемь грантов Российского фонда фундаментальных исследований, грант Австрийского научного общества. Неоднократно профессора центра приглашались для чтения лекций в лучшие вузы Европы. Совместные исследования проводились с университетами Китая, Франции, Словакии, Германии, Чехии, Австрии, США и Украины. В 2014 году научный коллектив НИЦ «Расплав» вошел в число победителей конкурсного отбора научных проектов и получил грант Министерства образования и науки РФ.

— На какой стадии в нашей стране находится изучение и применение этих сплавов?

— У нас получением аморфных сплавов никто не занимается — именно поэтому мы сотрудничаем с зарубежными коллегами. Изучают их многие: в институте металлургии УрО РАН, в нашей лаборатории во главе с Валерием Евгеньевичем Сидоровым. Занимаются этим направлением и в УрФУ.

— Как начался ваш интерес к этим новым перспективным материалам?


— В центр «Расплав» меня привел Петр Станиславович Попель, когда я учился на втором курсе бакалавриата. У нас был курс физики металлов, и нам сказали: «Ребята, если у вас есть желание — здесь вы можете себя попробовать». Тогда я себя попробовал и до сих пор успешно этим занимаюсь. Аморфные металлы — часть моей дипломной бакалаврской работы, этой же тематике будет частично посвящена моя магистерская диссертация. Планирую продолжить обучение в аспирантуре с этой же темой.

— Каковы итоги вашей стажировки?

— Мы рассчитываем по результатам наших научных изысканий на стажировке опубликовать три статьи в хороших рейтинговых журналах. Часть этих результатов будет положена в основу моей магистерской диссертации и станет заделом, возможно, на диссертацию кандидатскую.

— Как вам понравилась Братислава, где удалось побывать?

— Хотя я приехал Словакию, чтобы учиться, но в выходные у меня была возможность побыть туристом. Я под большим впечатлением от Братиславы, столицы Словакии. Это очень зеленый город. У нас в Екатеринбурге тоже много парков и скверов, но с Братиславой, где парки занимают большую часть города, нам не сравниться. Удалось побывать в Вене — от Братиславы до столицы Австрии час на автобусе. Это потрясающий город, на каждом шагу памятники архитектуры, австрийцы хранят свою историю.

— Как в Словакии относятся к россиянам, помнит ли старшее поколение русский язык?

— Да, руководитель моей стажировки профессор Швец и другие профессора, с которыми я работал в лаборатории, достаточно хорошо общаются на русском, который изучали в школе. Что-то, конечно, подзабыли. Они со мной общались по-русски, и я их поправлял, а я с ними говорил по-английски, и они поправляли меня — их уровень английского, конечно, лучше.

Словаки помнят события Второй мировой войны. Один из главных памятников города — монумент Славин, памятник советским воинам, освобождавшим словацкую столицу. Отношение к россиянам и России я видел только хорошее. В лаборатории никаких косых взглядов на себе не ощущал, все были очень дружелюбны.

У нас одна цель — наука: без барьеров, без границ, вне зависимости от политических взглядов. Мы дружески общались со стажерами из Украины, Германии, Индии, Мексики — в Словакию приезжают из всех уголков мира.