Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Без шаблона

2017 год юбилейный не только для двух российских революций. Мы также отмечаем 80-летие скорбной даты нашей истории – начала «Большого террора». Несмотря на обнародованные еще в конце 1980-х – начале 1990-х годов архивные данные о масштабе чудовищных репрессий 1937–38 годов, несмотря на художественное и публицистическое осмысление тех трагедий, выясняется, что проблема репрессий была не до конца отрефлексирована нашим обществом. Срез показательных мнений был представлен на заседании дискуссионного клуба «Точка зрения», которое состоялось в УрГПУ 16 марта.

Текст: Ирина Шаманаева

Фото: Вадим Осипов

7431 (Copy).jpg7443 (Copy).jpg7452 (Copy).jpg7461 (Copy).jpg7466 (Copy).jpg7473 (Copy).jpg7478 (Copy).jpg7488 (Copy).jpg7489 (Copy).jpg7502 (Copy).jpg7506 (Copy).jpg7511 (Copy).jpg7512 (Copy).jpg7517 (Copy).jpg7524 (Copy).jpg

Наше общество находится на непростом этапе развития. Научное мышление и расхожее мнение значительной части общества существуют рядом и почти не пересекаются. Если бы роман Владимира Дудинцева «Белые одежды» появился сегодня, многие ли встали бы на сторону генетиков, а не последователей «народного академика» Лысенко? Ведь генетики «изготавливают ГМО» и «уродуют природу», а лысенковцы ратуют за «естественные» методы – «воспитание», «закаливание» и прочее! Но еще страшнее то, что все чаще можно услышать голоса, оправдывающие массовые убийства людей в сталинские годы. «Да, были жертвы, но они оказались не напрасны, потому что в результате мы превратились из аграрной страны в индустриальную и смогли выиграть Великую Отечественную войну» – именно такое направление зачастую принимают общественные обсуждения 1937 года и его последствий.

На круглом столе под названием «1937 год: цель оправдывает средства?» формулировки были предельно заострены. Участникам и экспертам предлагалось обсудить, во-первых, являлись ли сталинские «чистки» и «Большой террор» оправданием индустриализации, а во-вторых, кто такие были «враги народа» – жертвы режима или предатели Родины?

В обсуждении, кроме студентов исторического факультета УрГПУ, приняли участие студенты исторического факультета Нижнетагильского социально-педагогического института (филиала РГППУ). Экспертами выступили к.и.н., старший научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН Никита Мельников, д.и.н., профессор НТСПИ Виктор Кириллов, к.и.н., доцент УрФУ имени Б.Н.Ельцина Светлана Быкова.

Итак, первый тезис: благодаря сталинским «чисткам» 1937 года в СССР возникли условия для построения современного и процветающего государства, выигравшего войну. Для того, чтобы инициировать дискуссию, с сообщением выступил студент исторического факультета УрГПУ. Вот его первые слова:

– Одним из черных мифов, которые порочат советский период истории Отечества, является мнение о том, что сталинская индустриализация осуществлялась заключенными в ГУЛАГе, и система лагерей была основой советской экономики при Сталине.

Докладчик выбрал для примера Беломорско-Балтийский канал и назвал цифры: якобы, среди его строителей, заключенных было от 600 (сначала) до 10 тысяч (в конце) человек. По его словам, несмотря на тяжелейший труд (при строительстве Беломорканала был выбран 21 млн кубометров грунта) смертность среди заключенных была не так уж велика и составляла около 2,5% в год. (Сразу усомнимся в этой цифре – известно, что контингенты заключенных на подобных стройках очень часто менялись именно из-за высокой смертности.) Свой доклад студент закончил словами: «Заключенные были истинными героями социалистического труда» и перечислил важнейшие стройки, осуществленные их руками. Вывод ясен: жертвы оправдывали высокую цель, и мы получили промышленно развитую страну взамен отсталой аграрной.

Никита Мельников, специалист по экономической истории СССР, поспорил с этим выводом. Он продемонстрировал таблицу роста ВВП по разным странам в течение XX века. Из таблицы видно, что все страны догоняющего развития, особенно Юго-Восточной Азии, которые тоже были отсталыми и аграрными в начале XX века («экономика риса»), к концу века достигли экономических высот. И все они обошлись без массовых репрессий!

Рисунок2.png

Маркевич А., Харрисон М. Первая мировая война, Гражданская война и восстановление: национальный доход России в 1913–1928 гг. – М., 2013. С. 37.

– Вот график, составленный по данным группы международных исследователей, он показывает экономический «тренд» в Российской империи, советской и постсоветской России, который был взят после Великих реформ Александра II, и продолжается по сей день, – развил свою мысль Никита Николаевич. – Видите, дуга пошла вниз – это гражданская война. Голод, разруха. И вдруг экономический рост – НЭП! Уже к 1927–1928 гг.   восстановительный рост закончился, страна вернулась к уровню 1913 года. Дальше начались репрессии. И на графике видно, что жертвы индустриализации ничего принципиального стране не дали. Да, многое было построено. Но мы всего лишь достигли уровня, к которому и так бы пришли, если бы не провалились в яму в результате Первой мировой войны, революции, Гражданской войны и разрухи.

Виктор Кириллов, в отличие от большинства участников, видел Беломорканал своими глазами, плавал по нему на байдарке. Когда его строили, по нему намеревались проводить подводные лодки, военные корабли. Но с самого начала его строили примитивным способом, обшивали досками. Едва построенный, он перестал эксплуатироваться. Глубина его всего 3–4 метра. Военные суда там пройти не могут.

– Жизни и труд людей были зарыты в землю просто так, – делает вывод Виктор Михайлович. – Есть данные, что труд заключенных на стройках страны составлял от 6 до 10%. Как будто не так уж много. Но нужно понимать, что есть принуждение к труду и есть принудительный труд. Второе в чистом виде – это лагеря. Но основой того варианта социализма, который придумали вожди большевистской революции, было принуждение. Все это так и понимали – и Ленин, и Троцкий, и Сталин, и Бухарин. Все они считали, что социализм можно построить только принудительным образом. И в той системе, где деньги не имели значения, действительно, только принуждение могло подвигнуть людей работать. Стахановское движение не оправдало себя. В 1939 году, когда началась вторая мировая война, комиссия обследовала заводы тяжелой индустрии, и оказалось, что «благодаря» стахановцам многие домны закозлены, производство остановлено, потому что стахановцы игнорировали мнение инженеров и мастеров, а те боялись сказать слово против любимцев режима – за такое слово можно было сесть.

Доцент УрФУ Светлана Быкова призвала молодых исследователей больше обращаться к истории своих семей и аргументировать свою точку зрения собственными данными. «У нас здесь, на Урале, очень сложная история – живет масса потомков раскулаченных крестьян, рабочих, согнанных на заводы. Сами эти заводы, их история. Бери и исследуй! А не повторяй чужие слова».

Ведущий Олег Коновалов предлагает обсудить новый тезис: построенная в 1930-е годы тяжелая и легкая промышленность до сих пор является базисом нашей экономики.

– Нет этих достижений, – возражает Никита Мельников. – Сейчас их нет. Это дутые достижения. Посмотрите на Уралмашзавод. Он существует, но работа ведется главным образом в новом цехе. Я был недавно в цехе № 1, построенном в 1930-х годах, там и оборудование стоит первой половины XX века. Но у нас все-таки XXI век, точность обработки деталей должна идти на микроны. На станке 30-40-х вы не сделаете современную ракету, которая полетит в космос.

– Так была ли альтернатива? – раздается из зала. – Страна в 1928 году стояла на пороге новой интервенции. За время гражданской войны была потеряна треть национального богатства. Какая еще страна в мире переживала столько катаклизмов и восстанавливалась?

– Если исходить из ситуации 1930-х годов, то да, альтернатив не было, – отвечает профессор Кириллов. – Тот курс, который был взят в 1917-м на принуждение, террор и уголовщину, прямо предусматривал 1937 год. Из этого капкана уже выхода не было. Поддержание состояния гражданской войны с 1917 года до начала 1950-х – это заслуга власти большевиков. Натравливая одну часть населения на другую, они вводили такой дисбаланс в развитие страны, что тут было уже не до экономики. Это была борьба не на жизнь, а на смерть.

– Посмотрите на НЭП, – продолжает Никита Мельников. – Массовых репрессий нет. В стране свободный рынок. Крестьянам раздали землю. И начался экономический взрыв, ВВП пошел вверх. А почему НЭП свернули? Потому что большевики стали осознавать – дальше они будут терять власть. Поэтому постепенно был взят курс на Большой террор. Альтернатива была в свободном, рыночном, демократическом развитии России или Советского Союза. Альтернатива, к которой мы в конце концов пришли. Сложно, трудно, не все получилось, но другого пути нет.

Интересное мнение высказал писатель Вадим Осипов, член Уральского родословного общества:

– Эффективный ли это был проект с точки зрения менеджмента? Рабский труд никогда не был эффективным, мировая история это доказывает. А люди эти были поставлены именно в положение рабов. В Краснотурьинске немцы-трудармейцы строили плотину, которая снабжала водой БАЗ. Наталья Михайловна Паэгле записала воспоминания одного из этих людей. Он говорил: «Мы втроем поднимали кувалду. Очень хотели помочь нашей советской Родине, но у нас не было сил. Если бы нас чуть лучше кормили, мы бы и работали гораздо лучше». И еще. Вскоре после того, как в 1937–1938 году вал репрессий обрушился практически на все слои общества, началась война. Многие молодые люди искренне сражались с фашизмом, шли добровольцами, положили свои жизни за Родину. И получается, что представители правящей верхушки, репрессируя их и запугивая, чтобы избежать накопления в обществе неких сил, которые могли им аргументировано противостоять, сами не верили в то, что выросли люди новой формации. Люди, которые искренне верили в идею социализма, которые, в конечном счете, и выиграли войну. Получается, что все это было большое лукавство со стороны руководства: они сами не верили в то, что говорили с трибун. Отсюда принуждение к труду, террор, насилие на всех уровнях. Предлагаю не считать тот план, который был реализован в истории советской России, образцом высокоэффективного менеджмента, это было колоссальное распыление человеческих ресурсов.

Вторая часть круглого стола началась с доклада студентки исторического факультета УрГПУ «Жертвы режима или предатели Родины». Первые же слова вызвали оторопь у большей части присутствующих: «Официальная пропаганда старательно навязывает нам стереотип, будто бы любые обвинения против людей в это время являются заведомо абсурдными и выдвинутыми палачами НКВД с целью посадить или расстрелять как можно больше народу». Дальше из доклада выяснилось, что партийные чистки имели, кроме борьбы за власть, еще какой-то смысл, что «вина Бухарина была доказана, потому что он не подвергался пыткам, а значит, признательные показания из него не были выбиты, как из других». Если бы докладчица только вдумалась в слова, которые она произносила бесстрастным голосом! И последним камнем на чаше весов стали пассажи о кулаках. «Кулаками назывались те крестьяне, которые занимались ростовщичеством, давали зерно и деньги под процент, а во-вторых, использовали наемный труд». «Безусловно, кому-то раскулачивание принесло боль и горе, но тех, кто получил от этого справедливые социальные блага, было в десятки раз больше». «Представлять раскулачивание в крайне негативном свете нельзя. У кулаков были изъяты излишки, которые пошли на индустриализацию». Откуда это, из какого документа сталинских времен? Даже в 1980-е годы учебники истории уже обходились без подобных зубодробительных формулировок!

– Не убедительно нисколько! – выразила мнение многих Вероника Турчанинова, учитель истории из Нижнего Тагила. – Давайте представим себе деревню. В деревне хорошо живет тот, кто много работает. Кто работает лучше, тот и живет лучше, и своим достатком вызывает зависть у соседей. И когда вот эту голытьбу, пьянь вооружают и говорят: «Ты имеешь право на чужое добро», они врываются в чужой дом, выгоняют хозяев на мороз, и те с малолетними детьми едут на телегах в ссылку – чем это можно оправдать? Всегда, когда мы ставим вопрос «оправдывать или не оправдывать цель средствами», надо помнить, что за этим стоят люди. О чем нам говорят эти 6-10 процентов заключенных на ударных стройках? О том, что этот труд не сыграл решающей роли, он был не нужен. Но к нему принудили людей невинно осужденных, по ложным доносам, их поместили в нечеловеческие условия, лишили всех прав. Неважно, миллион это был или 30 миллионов, это были люди! Вы бы хотели, чтобы с вами поступили так? Чтобы выгнали из дома на мороз только за то, что ваши предки много работали и смогли накопить какую-то собственность. Всегда вспоминайте о своей семейной истории, когда рассуждаете об истории страны.

Студенты двух вузов – будущие историки – при желании смогли бы вынести из этой дискуссии огромную пользу для себя. Посмотреть на уровень аргументации, который продемонстрировали им ученые, оценить их объем знаний и свободу владения материалом (и сравнить с собственными), взглянуть со стороны на свои логические построения и увидеть тезисы, которые казались им такими убедительными, в несколько ином свете. К сожалению, многими двигало не стремление доискаться до истины, а фанатичное упорство в продвижении определенной точки зрения. Дискуссия высветила и несформированность исторического сознания у молодого поколения, и проблемы с подготовкой (то и дело складывалось впечатление, что источниковедение кто-то вычеркнул из списка обязательных предметов, изучаемых на истфаке), и недостаток простой человеческой эмпатии. Были, к счастью, исключения, говорилось о том, что «даже если индустриализация и была эффективной, человеческие жертвы все равно не могут ее оправдать». Но молодежный «тренд» в целом был другим. И это говорит, конечно, еще и о недостатке социального опыта, который достигается не только проживанием собственной жизни, но и плотностью социальных связей между поколениями, погруженностью в исторический, культурный контекст жизни своей страны.

Бойко ратуя на словах за «оправданные жертвы» индустриализации, эти юноши и девушки и на минуту не смогли бы представить себя среди тех, по кому режим проехал катком. Не смогли бы вообразить себя без смартфонов, Интернета, красивой одежды, привычного комфорта. Разлученными с родителями. Выселенными в никуда или «уплотненными» в собственных квартирах. Удивительно было слышать от молодых: «А вот у нас в семье никого не раскулачили и не репрессировали». Пусть так, но неужели не довелось общаться с потомками раскулаченных, трудармейцев и других жертв репрессий? Неужели не случилось прочесть ни одной книги, художественной или документальной, об этом времени? Разве изъяты из библиотек Солженицын, Шаламов, Евгения Гинзбург?  Неужели фраза «зато мы построили заводы» сама по себе объясняет абсолютно все: сказал ее – и думать уже не обязательно? Но если дискуссия заставила кого-то задуматься об «очевидных» истинах – она выполнила свою задачу.

Отзывы о дискуссии

Сергей Намятов, студент НСПИ:

Спасибо большое за организацию такого полезного и значимого мероприятия!

 

Виктор Кириллов, д.и.н, профессор НСПИ:

У наших студентов впечатление положительное, теперь просят, чтобы и у нас

проходили подобные круглые столы.