Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Честный ЕГЭ: и снова здравствуйте!

Текст: Ирина Шаманаева

14 декабря УрГПУ стал площадкой проведения совещания Рособрнадзора по вопросам взаимодействия вузов и региональных министерств образования при организации общественного наблюдения за государственной итоговой аттестацией в 2017 году. Представителям вузов Уральского федерального округа с педагогическими, юридическими и социальными направлениями подготовки специалистов рассказали о том, как том, как организовать корпуса общественных наблюдателей. УрГПУ имеет очень хороший опыт подготовки таких наблюдателей и их успешной работы в пунктах проведения экзамена в городе Екатеринбурге и Свердловской области.

Кто они – общественные наблюдатели?

Корпус общественных наблюдателей – это сеть специализированных волонтерских отрядов, создаваемых на базе вузов, региональных отделений Российского союза молодежи (РСМ) и Ассоциации студентов и студенческих объединений России (АСО России). Задачи общественных наблюдателей просты и понятны – это обеспечение честности, объективности и прозрачности государственной итоговой аттестации. Наблюдатели следят, чтобы в пункте проведения ОГЭ и ЕГЭ не было нарушений ни со стороны тех, кто сдает, ни со стороны тех, кто проводит экзамен.


Студенты УрГПУ в программе подготовки общественных наблюдателей участвуют уже три года. В 2014 году у них был короткий инструктаж, но тогда всё только начиналось – в программе подготовки участвовало всего 7 субъектов РФ и 119 вузов. От студентов, желающих стать наблюдателями, была подана тысяча заявок. В 2015 году инструктаж стал серьезнее и продолжительнее. Подключилось уже 20 субъектов РФ и 142 вуза, количество заявок от студентов выросло вдвое. А к 2016 году была разработана федеральная программа, обучение по которой ведется через Интернет. В 2016 году регионов общественного контроля за ГИА и подготовки наблюдателей стало 85, это значит, что ими охвачена вся Россия. Студентов-наблюдателей готовят 197 вузов, и количество заявок от студентов подходит уже к 4 тысячам.

«Мы посмотрели программу, по которой идет обучение в Интернете, и поняли, что ее недостаточно, – рассказывает региональный координатор корпуса общественных наблюдателей по Свердловской области, заведующий сектором студенческих проектов УрГПУ Илья Шахнович. – Тогда мы сделали дополнительный обучающий семинар прямо здесь, «живьем». Студентка ИПиПД Алиса Галиева сама его разработала, я только подредактировал.  За эту программу Алиса завоевала первое место на региональном этапе конкурса «Моя инициатива в образовании» и выиграла специальную номинацию на общероссийском этапе. Из тех, кто прошел наше обучение, получились суперквалифицированные наблюдатели. Руководители некоторых школ, где они работали, потом нам говорили: «А нельзя ли и наши кадры наблюдателей по вашей программе обучить?». Интернет-обучение занимает 5,5–6 часов, наше – тоже около 5 часов. Помимо общей информации мы даем еще и полезные рекомендации. Например, как себя вести, чтобы не заснуть. Наблюдатели жалуются, что в первые полтора часа им очень хочется спать. Дети пишут, а они в это время просто сидят и смотрят. А у них ведь это совпадает и с собственной сессией, некоторые из них приходят на ГИА, только-только сдав собственный экзамен. Кофе в аудиторию проносить нельзя – только бутылочку воды. Остаются техники, которым мы учим: как не потерять самоконтроль и остаться в тонусе. Еще очень важно уметь вести себя так, чтобы не оказаться втянутым в какой-либо конфликт. Ребята потом рассказывают, что эти знания и умения были им очень полезны».

Честная игра

Заместитель руководителя Рособрнадзора Анзор Музаев неоднократно повторяет, обращаясь к выпускникам: «Не питайте иллюзий, ничто вам не поможет сдать ЕГЭ, кроме знаний». Вот и в новом учебном году, в интервью Общественному телевидению России от 6 ноября, он вновь призвал учителей, родителей и самих учеников не устраивать нездоровый ажиотаж вокруг ЕГЭ и подчеркнул: «Это экзамен. К нему надо готовиться. К нему надо готовиться правильно. Но экзамен – это не какой-то конец жизни. На экзамене только все начинается. Здесь ученик должен показать те знания, которые он нарабатывал вместе с учителями, с родителями в течение 11 лет, подтвердить их и сделать правильный выбор профессии, которая будет». Накануне ГИА-2016 Анзор Ахмедович напомнил: «В 2015 году мы аннулировали 1,5 тысяч результатов из-за выявленных нарушений. Причем 15 человек на тот момент уже поступили в вуз, но были отчислены».

А как дело обстоит у нас? «Свердловская область – на очень хорошем счету, – рассказывает Илья Шахнович. – Если не ошибаюсь, мы по количеству нарушений четвертые с конца списка. Плюс со стороны организаторов у нас отмечаются нарушения технические, непреднамеренные. Был эпизод, когда перепутали бланки – это грубейшее нарушение, но чьего-либо злого умысла в нем нет. Но, конечно, дети есть дети. Шпаргалки и мобильники у нас тоже – обычная история, к сожалению».

Видимо – и снова к сожалению – понимание, что списывать нельзя, придет далеко не сразу. Что ж, знаменитое западное законопослушание началось со штрафов и других наказаний, во-первых, крупных, а во-вторых – неотвратимых. Для начала нужно сделать так, чтобы нечестность на ГИА как можно чаще не оставалась безнаказанной. И очень радует, когда функции контроля за «честной игрой» берут на себя не только надзорные органы, а понимание растет в самом обществе. Илья Семенович рассказал об одном замечательном эпизоде. В начале лета на одном из форумов шло обсуждение ЕГЭ в характерном для выпускников ключе: «Видеокамеры навесили, надзирателей посадили, списать не дадут, сатрапы!» И кто-то, окончивший школу несколько лет назад и сразу ушедший в армию, ответил на эти стенания так: «Я вернулся, год поработал, сейчас буду поступать. Я честно готовился и досрочно уже сдал один из экзаменов с высоким баллом. Сейчас буду сдавать ЕГЭ по другим предметам. И если я увижу, что кто-то списывает – сам подниму скандал! Потому что я не хочу, чтобы мое место кто-то занял нечестным путем». Его полили грязью, назвали, по давней нашей привычке, стукачом, а он сказал: «Вы можете говорить что угодно, а я точно знаю, что мне надо поступить на бюджет, отучиться в вузе, стать специалистом, найти хорошую работу и обеспечивать себя и свою семью. Это мой жизненный план, я собираюсь его реализовывать честно, и не позволю обойти меня тем, кто попробует сжульничать на экзамене». Вот это – правильная, взрослая, гражданская позиция. За границей даже дети поднимут скандал, если кто-то попытается обойти установленные для всех правила. Там понимают, что покрывать чужую нечестность – значит, уменьшить собственные шансы на выигрыш. Со временем поймут и у нас.

«Должен» и «могу»

Даже в Свердловской области учителя кое-где воспринимают студентов-наблюдателей как недругов. Позиция «Пришли тут за нами надзирать!» еще где-то осталась. К счастью, на каждый холодный прием можно назвать несколько эпизодов, когда наблюдателям радуются, оказывают содействие, относятся с уважением к их работе. Министр общего и профессионального образования Свердловской области Юрий Биктуганов неоднократно повторяет: «Мы делаем одно дело, просто с разных сторон», не устает разъяснять руководителям школ, что если наблюдатели что-то заметят, в первую очередь они скажут это самим организаторам ГИА, чтобы они поскорее все исправили. Главное – именно предотвратить нарушение, а не просто выявить и сообщить о нем. Если наблюдатели успели это сделать, а организаторы предотвратить – плюс им всем.


«С нашим министерством все вопросы решаются на раз. Там все эти вопросы курирует отдел аттестации, он работает с педагогическими кадрами. Координаторы в других регионах мне даже завидовали – «Какой у вас хороший контакт!» – рассказывает Илья Шахнович. Наверное, так и должно быть, когда образованием управляют люди, прошедшие в образовании все ступени, от рядового учителя до руководящих постов.

Полномочия наблюдателей организаторам ГИА разъясняются очень подробно. Незаконно заставлять их сидеть в аудитории, не вставая с места. Они имеют право (и даже обязаны) обойти весь пункт приема экзамена (ППЭ). «Мы им рекомендуем: час-полтора посидели, вышли, обошли ППЭ, посмотрели, нет ли там мобильников под подоконниками, за батареями, – говорит Илья Шахнович. И вспоминает: – Был такой случай, не у нас – наблюдатель-студент пошел в туалет, и по дороге у него развязался шнурок. Он присел его завязать, и взгляд случайно упал под подоконник. А там что-то блестит. Он посмотрел – мобильник приклеен! Он пошел в штаб, вместе с членами ГЭК обошли все здание и нашли 12 мобильников. Один даже был подклеен под крышку смывного бачка!»

С мобильниками на экзамене бороться более-менее научились. А вот с обычными шпаргалками дело обстоит хуже. Особенно если они написаны не на бумаге, а прямо на себе. Ученик может зайти в туалет, посмотреть, выйти и написать ответ, а в туалете наблюдения нет и быть не может. Наблюдатели из УрГПУ сами видели полы в санитарной зоне, усеянные шпаргалками. Обо всем докладывается в штаб, шпаргалки оперативно убирают, но больше ничего тут сделать нельзя. Как и с «боди-артом». Только если списывание будет замечено, ученика удалят с экзамена. А превентивных мер здесь не существует.

Еще одна беда – подсказки. Ученики подсказывают друг другу, ученикам подсказывают учителя. Причем не из желания вытянуть «своего» (учителя экзаменующихся школьников при ЕГЭ не присутствуют, это запрещено правилами), а просто по доброте душевной. Особенно часто это бывает на ОГЭ в 9 классах. Но здесь проще услышать и пресечь нарушение.

А вот поразительный случай из практики наших общественных наблюдателей, после которого вопрос «Что я реально могу сделать?» можно считать закрытым. В двух документах, касающихся ЕГЭ, обнаружились разночтения. Из-за них в пунктах приема экзамена начались проблемы. Студентка-наблюдатель заметила несоответствие тому документу, который был у нее на руках, и очень удивилась, когда организаторы в подтверждение своей правоты сослались на другой документ. В итоге вышли на Рособрнадзор, установили, что документ, которым руководствовались наблюдатели – правильный. До Свердловской области экзамен прошел на Дальнем Востоке и в Сибири, и все промолчали, хотя разночтение много кто заметил. А заметили и не стали молчать именно наши студенты.

Корпус общественных наблюдателей – реальная сила. И это очень позитивная и добрая сила, потому что своей работой наблюдатели-студенты воспитывают наше общество. Дают пример выпускникам на старте их взрослой жизни. Напоминают элементарные истины тем взрослым, кто идет на нарушение правил. Эта студенческая инициатива уже востребована, и ее востребованность с годами будет только расти. Организаторы ГИА отмечают, что студенты работают гораздо результативнее региональных наблюдателей. И не может не радовать то, что сейчас идет работа сразу в нескольких важных направлениях: сделать так, чтобы наблюдение за ЕГЭ было выгодно всем, в первую очередь самим студентам. Проректор по стратегическому развитию НГПУ Наталья Алтыникова предлагает засчитывать студентам время работы наблюдателями как практику. Это решит многие проблемы.