Цвет:
Размер шрифта:
а
а
а
Интервал:
Изображения:
Вкл
Выкл
Все разделы

Технология – это метапредметная область

Помните уроки труда в советской школе? Девочки – кроить, шить и готовить, мальчики – пилить, точить и колотить. Сегодня уроки труда переименованы в уроки технологии. Изменилась ли вместе с названием суть обучения, иду узнать у заведующей кафедрой технологии и экономики УрГПУ, доктора физико-математических наук Ольги Анатольевны Чиковой.

Чикова_фото.jpgПрихожу чуть пораньше и попадаю на занятия Ольги Анатольевны со студентами-технологами.

– Два синус альфа умножить на косинус альфа.

– Вэ нулевое в квадрате минус синус двойного аргумента.

– При каком угле касания альфа дальность полета будет максимальной?

– Два альфа – это Пи пополам, значит, альфа равно Пи на четыре.

Что это? Обучение учителей технологии? Или инженеров-конструкторов? Сама Ольга Анатольевна рассказывает о своих научных достижениях на таком же непонятном простому гуманитарию языке:

– В феврале получен патент на изобретение алюминиевого композиционного материала. Смысл изобретения состоит в новой технологии модифицирования силумина путем продувки расплава кислородом с предварительным наводороживанием.

Чем дольше мы разговариваем с Ольгой Анатольевной, тем большим уважением я проникаюсь к современным учителям, преподающим такой сложный инновационный предмет, как технология, очень далеко ушедший от привычного мне урока труда, который нам, девочкам, преподавала практически домоправительница из мультфильма про Карлесона, а мальчикам – учитель по имени Шишка, который по совместительству исполнял обязанности завхоза.

– В Российской школе до 1956 года был предмет «Основы производства», затем – технический и обслуживающий труд, сейчас – технология, – рассказывает Ольга Анатольевна. – И сегодня в концепте мы возвращаемся к идее изучения общих основ производства. Мы уходим от технического и обслуживающего труда. Во многих школах идет совместное обучение мальчиков и девочек. Превалирующую роль стали играть информационные технологии, часто все обучение технологии сводится к IT.

Стоит вспомнить опыт доктора педагогических и экономических наук, профессора, члена-корреспондента РАО Виктора Дмитриевича Симоненко: для классов гуманитарного профиля он предлагал преподавать технологию как эволюцию технологической культуры. Еще одно направление культурологического подхода – это культура потребления. Есть экологический подход – это культура здоровьесбережения нации.

– Школа сама выбирает направление? Вариативность узаконена?

–Да. Многие школы создают профильные классы инженерной подготовки, где идет преподавание черчения, не только машиностроительного классического, но и проектной (компьютерной) графики. А это – прямой выход на станки с ЧПУ, на прикладную робототехнику (не путайте с робототехникой в дополнительном образовании, где собирают роботов, нам нужны роботы, которые работают в промышленности). Выстроена дидактическая цепочка проинженерной подготовки: черчение на компьютере, программирование станка с ЧПУ и работа на станке с ЧПУ. Второе направление эволюции содержания образовательной области «Технология» – технология для жизни, домоведение, когда мальчиков обучают ремонтным работам по дому, а также элементарным ремесленным умениям в обработке материалов; девочек обучают навыкам работы с тканью, основам кулинарии. Туда же входит домашняя экономика, культура потребления, профессиональная ориентация. Технология – это метапредметная область.

– И наши студенты должны уметь работать во всех направлениях?

– Конечно, и они подготовлены к этому! Более того, сегодня у нас реализуется двойной бакалавриат «Технология и Экономика», со следующего учебного года мы будем набирать студентов на двойной бакалавриат «Физика и Технология».

– Двойные бакалавриаты – это новое веяние сегодняшнего дня?

– Лет семь назад у нас был двойной очень перспективный специалитет «Технология и Информатика». Все выпускники блестяще трудоустроены. В свое время технология была с четырьмя пролицензированными специализациями. Первая – культура дома. Вторая – профессиональное самоопределение, в которую входили дисциплины: экономика, психология и социология труда, профконсультирование и другие. Фактически мы обучали менеджеров по кадрам. Третья специализация – автодело и техническое обслуживание транспорта. Мы единственные во всем городе готовили преподавателей автошкол. Четвертая специализация – проектная графика. Мы выпускали учителей черчения, владеющих проектированием на компьютере, которые могли программировать станки с ЧПУ и писать каллиграфическим почерком. Сегодня никто не готовит учителей черчения, даже Московский педагогический государственный университет.

В 50-60-х годах у нас в вузе были свои автомастерские, мастерские по обработке металла; реализовывалась подготовка по двум специальностям: «физика и технология». Учителя физики всегда изучали семестровый курс «технология материалов». Кстати, много лет это курс читал Борис Михайлович Игошев, и я у него училась. В обязательном порядке проводился практикум в учебных мастерских – по металлообработке мастерские арендовали в профучилище при заводе им. Калинина, радиомонтажный практикум вели на своей базе в специализированной лаборатории.

Так что двойные специализации – это давно забытое прошлое, которое сейчас мы попытаемся возродить.

– Какие двойные специализации Вы предложили бы «восстановить»?

– Если проектировать набор следующих лет, я думаю, что нам необходим двойной бакалавриат «Технология и Информатика», это очень хорошая связка. Еще одно направление – «Технология и Черчение», «Технология и Профориентация». Направление профессиональной ориентации по-прежнему востребовано, так как специалист по кадрам с базовым психолого-педагогическим образованием – дефицитный профиль подготовки.

– Физика и рукоделие очень мало сочетаются.

– Прекрасно сочетаются! Действительно, например курс «Ремонт и реставрация одежды» сегодня никому не нужен, одежда выбрасывается, покупается новая. Шить, моделировать, тем более вышивать девочки уже не хотят. Рукоделие возрождается в формате женского клуба. Раньше это была часть быта, а сейчас это самореализация, проявление творческих способностей женщины в авторском оформлении дома, в индивидуальной одежде. Поэтому в школе это направление подготовки – уроки технологии – стало актуализироваться по-другому. Сегодня также актуальна социализация. Ребенок не умеет приготовить себе завтрак, он ничего не знает о культуре питания, он не умеет подобрать адекватные вещи, соответствующие его здоровью, состоянию кожных покровов, не умеет считать семейный бюджет. Это как социально-бытовая ориентация ребенка, когда его учат в школе тому, чему должны были научить дома.

– Ваша кафедра принимала активное участие в апробации проекта модернизации педагогического образования.

– Да. Оператором был Новосибирский государственный педагогический университет, где мы долгие годы сотрудничаем с коллективом факультета технологии и экономики. Разрабатывалась идея множества входов в педагогическую профессию. То есть сначала мы готовим бакалавров по предмету, а затем на уровне магистратуры они могут выбрать научное, фундаментальное направление, например, стать магистром физики, а могут выбрать педагогическое направление и стать магистром образования. Идея превалирования предметности опирается на то, что преподаватель, который осуществляет научно-образовательную деятельность, сам активно продолжает заниматься наукой, то есть поддерживает, как спортсмен, свою физическую форму. Без этого концепция модернизации педагогического образования просто не работает. Как можно быть руководителем проекта, если ты сам никакими проектами давно не занимаешься? Когда преподаватель делится со студентом тем содержанием, над которым сам активно работает, студент вовлекается в научную, проектную деятельность. Наша наука имеет право быть в нашем педагогическом университете как основа научно-образовательной деятельности, как основа предметности обучения.

– Под предметностью Вы понимаете отдельные дисциплины?

– Под предметностью я понимаю некое разделение и смещение акцентов от методов обучения дисциплине к обучению студентов самой науке. Есть обучение физике, а есть методы обучения физике. На мой взгляд, при переходе на двухуровневую систему образования очень сильно пострадал предметный блок.

Одна из глобальных проблем модернизации в области педагогического образования – это потеря предметности во всех смыслах – как привилегии содержания образовательной деятельности и в научном плане, когда преподаватель преподает мертвые знания, которые он сам не развивает. Если он не занимается наукой, он – преподаватель-лектор, он – урокодатель, и все. И это имеет очень серьезные последствия прежде всего при подготовке педагогов.

За четыре года нам нужно студента научить основам производства, графике, машиноведению. Мы сначала должны научить предмету, а уже потом тому, как преподавать этот предмет в школе. Если мы посмотрим на любой инженерный вуз, то там предметность выражается именно в фундаментальных общеинженерных знаниях по отношению к прикладным инженерным знаниям, которые проявляются в практике производства. Школа – это наше производство, к которому мы готовим студентов. Предметность для меня – это основа обучения в педагогическом университете как в классическом университете. Нужно хорошо знать математику, физику, химию, чтобы их преподавать в школе. Наращивать педагогические знания надо на основе знания предмета. Если педагог не владеет предметными знаниями, он не сможет стать хорошим учителем.

– Ольга Анатольевна, давайте перейдем к теме Вашей научной деятельности.

– Комплексная научная тема, которой я руковожу уже много лет, закреплена за кафедрой технологии и экономики Института физики, технологии и экономики, и называется «Физико-химические основы технологии конструкционных материалов». Если говорить современным языком – «Физико-химическая инженерия материалов». Инженерия материалов – это направление научно-образовательной деятельности, которое появилось и как направление закрепилось в названии факультетов и образовательных модулей сравнительно недавно. Этот подход характерен для наук о материалах в университетах Западной Европы. В МГУ один из самых молодых факультетов –  факультет фундаментальной физико-химической инженерии материалов. Там занимаются тонкими пленками и другими современными материалами с уникальными свойствами. Наша кафедра ведет прикладные исследования в рамках фундаментальной физико-химической инженерии материалов. Само название говорит о междисциплинарном подходе, который был свойственен школе академика  Ю. Д. Третьякова, который создал факультет наук о материалах МГУ. Факультет фундаментальной физико-химической инженерии материалов – это первый инженерный факультет в МГУ, где актуализированы знания системной инженерии, примененные к наукам о материалах.

– Что из себя представляет инженерия материалов?

– Если перевести максимально близко на русский язык, это очень хорошо известная дисциплина «технология материалов», которая в университетах как дисциплина читалась всегда, читается и сейчас, только с измененным названием «инженерия материалов», «дизайн материалов».

– Вы готовите дизайнеров материалов?

– В зарубежной образовательной практике дизайн – это изобретение нового материала с заранее заданными свойствами, это его производство. В то время, когда народное хозяйство нашей страны еще измеряло свое развитие пятилетками в контексте указаний партии и правительства, в пятилетнем плане развития народного хозяйства одной из основных задач была: создание материалов с заранее заданными свойствами. То есть ничего не изменилось. Хозяйству страны по-прежнему нужны новые материалы. Привнесен лишь другой лексический концепт из деятельности зарубежных университетов и новая концепция научно-образовательной деятельности.

– То есть инженерия материалов не отличается от технологии материалов?

– Отличается как образовательная деятельность проектным характером обучения. Метод проектов пришел в российское образование из Англии в 1995 году через преподавание технологии. Тогда в школе появилась новая дисциплина – «Технология и предпринимательство» благодаря усилиям Виктора Дмитриевича Симоненко, создателя данного образовательного стандарта. Метод проектов по существу лежит в основе любой по содержанию и предмету научно-образовательной деятельности. Это изобретательство в широком смысле этого слова. И мы свою научную кафедральную тему рассматривали как часть научно-образовательной деятельности.

– Ольга Анатольевна, расскажите о конкретных разработках.

– В марте на международной конференции сделан доклад, который обобщает результаты исследований, выполненных на базе ведущих предприятий нашей области: ОАО «Уралмашзавод», ОАО «Каменск-Уральский металлургический завод» и ПАО «Синарский трубный завод». Речь идет о закономерностях и связях в цепи «технология – структура – свойство». Закономерности нужно знать для того, чтобы управлять качеством продукции: холоднокатаных труб нефтегазового сортамента, валков для прокатных станов, алюминиевых строительных профилей. Принципиально новое в наших работах – изучение кристаллического строения слитка с помощью метода анализа дифракционных картин Кикучи. Применяем и методы атомной силовой микроскопии, в том числе и метод наноиндентирования, который позволяет проводить механические испытания материалов в субмикрообъемах, т.е в области размером 50 нм. Следовательно, мы можем определять прочность, пластичность, твердость, модуль Юнга отдельных зерен и субзерен, отдельных фазовых составляющих слитка. Полученные данные позволяют провести расчеты по прогнозированию разрушения металла при обработке давлением, оптимизировать методику ультразвукового контроля качества изделий.

– Какими выпускниками Вы гордитесь?

– Из числа выпускников УрГПУ нам удалось подготовить трех учителей технологии высшей квалификации – кандидатов химических наук – М.А. Витюнина, А.С. Пайвина и А.Н. Константинова. Все они сейчас успешно занимаются научно-образовательной деятельностью в нашем университете в рамках комплексной научной темы кафедры технологии и экономики.

 

Беседовала Татьяна Мостон.